АРХИВ СТАТЕЙ

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Несчастных топили живыми и жгли в топке

Иван Владимиров. «Красные расстреливают врагов революции». Изображение: Общество «Двуглавый Орёл»

«Несчастных топили живыми и жгли в топке»

Россия захлебнулась кровью и едва не исчезла.

Кто устроил красный террор?

 

Интервью: Кирилл Александров, кандидат исторических наук.

Беседовал: Андрей Мозжухин, август 2018


В сентябре 2018 года Россия встретит столетие одного из самых мрачных эпизодов своей истории — красного террора, объявленного большевиками против своих политических противников. Почему массовое насилие, кровавой волной захлестнувшее Россию в годы Гражданской войны, навсегда изменило облик нашей страны? В чем сходство и различие красного и белого террора? Есть ли связь между красным террором Ленина и массовыми репрессиями Сталина? Кому подражали большевики, начиная красный террор, и кто потом позаимствовал у них этот специфический метод борьбы за власть? На все эти вопросы, не потерявшие актуальности даже сто лет спустя, «Ленте.ру» ответил кандидат исторических наук Кирилл Александров.


«Не отрицая насилия и террора»


«Лента.ру»: Большевики официально объявили красный террор 5 сентября 1918 года после убийства Урицкого и покушения на Ленина. Американский историк Александр Рабинович указывает, что в Петрограде его провозгласили еще 28 августа 1918 года. Другие исследователи отсчитывают красный террор с момента захвата власти большевиками. Какая точка зрения вам ближе?


Александров: С уважением отношусь к Александру Рабиновичу, с которым мы знакомы, но все же коллега, на мой взгляд, ошибается. Можно дискутировать о том, когда начались массовые убийства большевиками российских граждан, получившие название «красный террор», но они стали историческим фактом задолго до 5 сентября 1918 года. Кроме того, у них была своя предыстория.


Какая?


В 1902 году — еще до формального разделения членов Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) на большевиков и меньшевиков — Владимир Ульянов писал: «Нисколько не отрицая в принципе насилия и террора, мы требовали работы над подготовкой таких форм насилия, которые бы рассчитывали на непосредственное участие массы и обеспечивали бы это участие».


Таким образом, основатель и идейный вдохновитель большевизма еще за 15 лет до Октябрьского переворота считал необходимым условием организованного террора «непосредственное участие массы» из дремучих низов, то есть маргиналов. Именно на них делали ставку ленинцы, стремившиеся к установлению однопартийной диктатуры в России. При этом категорически исключалось участие в управлении государством других социалистических партий, не говоря уже о либералах и тем более монархистах.


Какова была цель красного террора? Большевики хотели с его помощью сломить у своих противников волю к сопротивлению или он был инструментом радикального переформатирования российского общества?


И то, и другое. Вместо продвижения программы социальных лифтов и широких реформ Ульянов после захвата власти предлагал революционерам натравливать городских и сельских маргиналов на наиболее культурные, успешные, предприимчивые, самостоятельные группы населения с целью их физического уничтожения и насильственного изменения структуры российского общества. Фактически речь шла об истреблении коммунистами части населения по классовому признаку, об отрицательной селекции.


Можно ли в таком случае считать красный террор формой геноцида или социоцида?


Я бы использовал термин стратоцид (от лат. stratum, страта — слой, пласт). Под ним подразумевается уничтожение и преследование определенных социальных, общественных, профессиональных групп.


Смысл убийств по социально-классовому признаку заключался в том, чтобы сделать общество покорным для социалистического эксперимента. Для этого требовалось истребить представителей тех общественных групп, которые в силу своего культурного уровня, религиозности и самостоятельности при каких-то благоприятных условиях в будущем могли бы стать организаторами или катализаторами сопротивления.


Грубо говоря, русская крестьянская Вандея, которую большевики предвидели, должна была остаться без полевых командиров. В этом же заключался смысл красного террора и в других странах — в Испании времен гражданской войны 1930-х годов или в Кампучии во время правления Пол Пота.


«Вы убили личности, мы убьем классы»


Можно ли вообще в мировой истории найти аналог красного террора по масштабам и последствиям?


Такой опыт управления практиковался в древневосточных деспотиях. Например, ассирийцы, как писал историк Карл Каутский, «парализовали силы побежденного народа таким путем, что они отнимали у него голову… самые знатные, образованные и боеспособные элементы». В итоге «крестьяне и мелкие ремесленники представляли плохо связанную массу, неспособную оказать какое-либо сопротивление завоевателям».


Был ли красный террор закономерным и естественным продолжением революционного террора конца XIX — начала XX века?


Политический террор начала ХХ века — это террор отважных одиночек-фанатиков, готовых, в первую очередь, к самопожертвованию во имя освобождения народа от самодержавия. Во всяком случае так, как они это освобождение понимали. Поскольку в царской России до 1905-1906 годов не было представительных органов власти, общество и власть не имели культуры цивилизованного диалога и коммуникаций. Поэтому давление на власть осуществлялось разными экстремистскими способами, включая политический терроризм. Естественно, жертвами террористов становились отдельные представители власти и бюрократического аппарата.


Но чем же тогда этот террор отличался от того, что потом устроят большевики?


Как я сказал в начале нашего разговора, Ленин считал настоящий террор возможным лишь при участии широких масс. По его представлению, только тогда террор стал бы действенным, эффективным и по-настоящему революционным. Какой смысл был в том, чтобы убивать «классовых врагов» поодиночке?



Труп заложника Ильи Сидоренко, владельца модного магазина в городе Сумы. У убитого переломаны руки, сломаны ребра, взрезаны половые органы. Замучен в Харькове. Фото: Bessmertnybarak.ru



Харьков. Раскопки братской могилы с жертвами красного террора. Фото: Bessmertnybarak.ru



Сибирь, Енисейская губерния. Трупы замученных жертв красного террора. В советской энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (М., 1983, с. 264) эта фотография в несколько ином ракурсе дана как образец «жертв колчаковщины» в Сибири в 1919 году. Фото: Bessmertnybarak.ru


Знаете, какую надпись сделали большевики на обелиске, установленном на могиле своих донских соратников Федора Подтелкова и Михаила Кривошлыкова, казненных казаками в мае 1918 года?


Обещание отомстить?


Надпись красноречива: «Вы убили личности, мы убьем классы». В СССР увековечивали память Софьи Перовской, Андрея Желябова, Ивана Каляева, но вместе с тем власть как будто опасалась будить к их деятельности повышенный и нездоровый интерес, особенно у молодых людей — не дай бог создать пример для подражания. Поэтому красный террор Ленина и государственный террор Сталина, будучи взаимосвязанными, приобрели особенное и самостоятельное значение.


Получается, красный террор не был вынужденным ситуативным решением большевиков в тяжелых для себя обстоятельствах, а сознательным и давно продуманным методом политической борьбы?


Совершенно верно. Еще в октябре 1905 года — накануне Высочайшего манифеста, даровавшего Государственной Думе законодательные права, а обществу первые в истории России политические свободы, — Ульянов так инструктировал боевиков в Санкт-Петербурге: «Идите к молодежи <…> Основывайте тотчас боевые дружины везде и повсюду и у студентов, и у рабочих особенно <…> Пусть тотчас же вооружаются они сами, кто как может, кто револьвером, кто ножом, кто тряпкой с керосином для поджога и т.д. <…> Отряды должны тотчас же начать военное обучение <…> Одни сейчас же предпримут убийство шпика, взрыв полицейского участка, другие — нападение на банк для конфискации средств для восстания <…> Не бойтесь этих пробных нападений. Они могут, конечно, выродиться в крайность, но это беда завтрашнего дня <…> Пусть каждый отряд сам учится хотя бы на избиении городовых: десятки жертв окупятся с лихвой тем, что дадут сотни опытных борцов, которые завтра поведут за собой сотни тысяч».


«Отрубил голову жандарму»


Звучит кровожадно.


Да, и ленинцы услышали призывы своего вождя. Например, уральский большевик Петр Ермаков (1884-1952), осужденный в царской России за грабежи и участвовавший 100 лет назад в убийстве одиннадцати человек в Ипатьевском доме в Екатеринбурге, прославился тем, что отрубил голову жандарму. В 1934 году в СССР он стал заслуженным пенсионером. С такими «верными ленинцами» неудивительно, что 80 лет назад во время «ежовщины» в Вологодском УНКВД чекисты-сталинцы не только расстреливали «врагов народа», но и рубили им головы топором.


Да, год назад вы рассказывали об этой жуткой практике.


Потому что 1937 год стал закономерным и естественным продолжением 1917-го. Октябрьский переворот на самом деле был мятежным захватом власти в России одной партией, открывшим дорогу массовому насилию. После ликвидации большевиками свободы печати, институтов права и собственности в ноябре-декабре 1917 года убийства «классово чуждых элементов» стали только вопросом времени.


Уже через неделю после переворота Ленин намеревался лишать представителей «буржуазии» хлебных карточек и «бороться хлебными карточками» против классовых врагов. Речь шла об использовании голода в качестве репрессивного инструмента большевистской власти, о жестокой социальной войне «неимущих классов» против «имущих». Причем эта война не имела отношения к зарождению ничтожных по численности белых формирований на Юге и Востоке России в конце 1917 года.


В чем еще выражалась эта война Ленина?


В конце декабря 1917 года Ленин написал знаменитую статью «Как организовать соревнование». Ее автор провозгласил полезность и целесообразность «очистки земли российской от всяких вредных насекомых», включая «клопов — богатых». Одних «насекомых» Ульянов предлагал сажать в тюрьму, других — заставлять чистить сортиры. Третьих (после карцера) — превратить в изгоев, выдав им для опознания специальные «желтые билеты» (почти как желтые звезды!), четвертых — расстреливать через десяток. Ради такой грандиозной чистки Ленин предлагал развернуть «соревнование коммун и общин», а наиболее «талантливым» и отличившимся товарищам — открывать возможности для карьерного роста.


Откровенная статья произвела жутковатое впечатление даже на соратников неистового вождя. Поэтому ее опубликовали в «Правде» лишь зимой 1929 года, накануне сталинской коллективизации, в ходе которой завершилось уничтожение «насекомых» в ленинском государстве. Но замыслы и приоритеты Ленина, одержимого классовой ненавистью, этот «экстремистский» текст характеризовал в полной мере.


«Завоевание России правилами первобытных дикарей»


И это все в условиях военного времени, когда немцы в любой момент могли возобновить боевые действия.


Это еще один сюжет, наглядно характеризующий большевистский террор. Разрушив старую русскую армию, отдав ее, по выражению Ульянова, «на слом», большевики остались безоружными перед немцами и в феврале 1918 года начали истерически призывать защищаться от «полчищ буржуазно-империалистической Германии».


Антибольшевистский плакат 1918 года. Изображение: Kramola.info


В декрете «Социалистическое Отечество в опасности!», принятом Совнаркомом РСФСР 21 февраля, Ленин потребовал создания батальонов по рытью окопов, куда подлежали мобилизации «все работоспособные члены буржуазного класса, мужчины и женщины, под надзором красногвардейцев; сопротивляющихся — расстреливать». Организаторами и исполнителями террора становились местные органы власти, те самые «коммуны и общины», чью инициативу Ленин призывал поощрять. В конце концов за период с конца октября 1917 года и до лета 1918 года жертвами большевистских убийств по социально-классовому признаку стали тысячи российских граждан и обывателей в разных городах.


Большевики всегда представляли красный террор исключительно ответной реакцией на белый террор. Например, на убийство Володарского и Урицкого, а также на неудачное покушение на Ленина. Так ли это было на самом деле?


Нет, я уже показал, что на самом деле большевистский террор начался раньше. Теперь что касается белых. К апрелю 1918 года все разрозненные вооруженные силы российской контрреволюции, называемой Белым движением — на Дону, Кубани, в Тургайских степях на Востоке — в совокупности не насчитывали, вероятно, и 10-15 тысяч бойцов. И это на сто миллионов взрослого населения России! В тот момент белое движение носило региональный характер, а красный террор уже стал частью большевистской политики, так как соответствовал доктрине классовой борьбы. Речь шла о насильственном изменении социальной структуры старой России, которая, по признанию Ленина, была «завоевана большевиками».


Не зря профессор, Генерального штаба генерал-лейтенант, ученый, исследователь и военный теоретик Николай Головин писал: «Признание лидерами большевиков крайнего террора за основной метод утверждения своей власти, стало естественным <…> Для того, чтобы оставаться вождями дичающих толп, Ленин и его сторонники должны были руководствоваться в предпринятом ими кровавом завоевании России правилами первобытных дикарей».


«Белый террор — это жестокие эксцессы»


Но ведь белый террор тоже существовал, нельзя же его считать выдумкой красной пропаганды.


Применительно к периоду зимы-весны 1918 года, белый террор — это, в первую очередь, расстрелы пленных, участвовавших в вооруженном сопротивлении добровольцам. Но такая же практика существовала и у красных. Увы, это жестокие реалии Гражданской войны. Грабежи, насилия, убийства, карательные акции в отношении сел и деревень в районах действий красных партизан, особенно на востоке России — это исторические факты, которые отрицать бессмысленно.


Однако то же самое делали и большевики, особенно в казачьих областях или при подавлении Тамбовского восстания 1920-1921 годов. Гражданская война отменяет нравственные законы и обнажает у большинства первобытные инстинкты.


Можно ли сравнивать красный и белый террор?


При всех взаимных жестокостях Гражданской войны в России лидеры Белого движения никогда не ставили себе целью истребления целых общественных групп или классов. Они не собирались устраивать отрицательной селекции, насильственно разрушая социальную структуру старой России. Белые не завоевывали собственной страны и не стремились законсервировать на десятилетия однопартийную диктатуру. Напротив, летом 1920 года в Крыму, например, генерал Врангель пытался искать общий язык не только с крестьянским населением, но и с рабочими.


Можем ли мы себе представить, чтобы в случае победы белых был расстрелян Николай Гумилев? Или погиб в лагере Осип Мандельштам? Или бежали из страны Сергей Рахманинов, Федор Шаляпин, Игорь Сикорский? Белые стремились защитить те социальные институты, (в первую очередь культуры, права, самоуправления, собственности, церкви), которые ленинцы принципиально стремились уничтожить.


Поэтому белый террор, как правило, — это жестокие эксцессы, крайности Гражданской войны. Красный террор — это не столько эксцессы на местах, сколько продуманная доктрина и целенаправленная политика. Ее цель — уничтожение целых групп населения (дворянства, духовенства, купечества, казачества, сельской буржуазии) ради создания нового «социалистического» общества.


А если сравнивать по числу жертв?


Смотрите: жертвы белого террора в Крыму в 1919-1920 годах оцениваются местными исследователями в несколько сотен человек. Но когда после эвакуации армии генерала Врангеля в ноябре 1920 года Крым захватили большевики, число жертв красного террора исчислялось тысячами, а по другим сведениям — десятками тысяч человек. Вот и сравнивайте.


«Сожгли в топке "Трувора"»


Каков был масштаб большевистского насилия?


Первый священник был убит красногвардейцами 31 октября (по старому стилю) 1917 года. Это был настоятель Екатерининского собора Царского Села протоиерей Иоанн Кочуров. Его вина заключалась лишь в том, что призывал соотечественников прекратить междоусобную брань и руководствоваться законами Божескими.


Дальше — больше. Уже 16-17 декабря в Севастополе по инициативе местного ревкома во главе с большевиком Юрием Гавеном на Малаховом кургане расстреляли 62 офицера. В последующие несколько дней офицеров убивали без суда на улицах и частных квартирах, используя для розыска адресные книги и телефонные справочники. Жертвами декабрьских убийств стали примерно 128 офицеров. В это число попали бывший начальник штаба командующего флотом Черного моря контр-адмирал Митрофан Каськов, генерал-лейтенант Юлий Кетриц, а также другие чины флота и армии.


То есть красный террор в Крыму начался не в 1920 году, когда «прославились» Бела Кун и Розалия Землячка, а еще в конце 1917 года?


Да, верно. В январе 1918 года массовые убийства прокатились по всему Крыму. В Симферополе число убитых офицеров исчислялось в несколько сотен человек, особенно чинов Крымского конного полка. В Евпатории были арестованы сотни офицеров, находившиеся здесь на излечении. На транспорте «Трувор» и крейсере «Румыния» несчастных топили живыми, одного офицера — штабс-ротмистра Новацкого (или Новицкого) сожгли в топке «Трувора». Георгиевский кавалер генерал-майор барон Петр Врангель, живший в Ялте как частное лицо, 11 января был арестован. Смерти он избежал чудом — его мужественно выхлопотала и спасла от расстрела жена Ольга Михайловна.


Возьмем теперь Украину. В боях 25-26 января 1918 года большевики под командованием левого эсера, бывшего подполковника Михаила Муравьева взяли штурмом Киев. После этого в городе началось беспощадное истребление русских военных кадров, «буржуазных элементов» и интеллигенции. Примерно восемь тысяч большевиков бесчинствовали в огромном городе с населением в 600 тысяч человек, из которых около 30 тысяч составляли офицеры старой русской армии.


«Мечты Ленина сбылись»


Да, Киев тогда был преимущественно русским городом. Это хорошо описано у Михаила Булгакова.


«Контру» расстреливали в Мариинском парке, на валах Киевской крепости, на откосах Царского Сада, в лесу под Дарницей, в Анатомическом театре, у стен Михайловского монастыря, у оград Царского и Купеческого садов, на Александровском спуске и в других местах. Около двух тысяч прибывших на «регистрацию» офицеров изрубили шашками. Был ограблен, расстрелян, а затем добит штыками митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский). Вообще, число клириков Православной Российской церкви, убитых большевиками за период с октября 1917 года и до Пасхи 1918 года, превысило два десятка человек. Например, в январе — феврале 1918 года большевики расстреляли крестные ходы и собрания верующих в Воронеже, Туле, в Пермской епархии.


Общее число жертв киевских убийств в последние дни января 1918 года, вероятно, превысило пять тысяч человек. В это число попали около трех тысяч бывших офицеров и несколько сотен воспитанников Киевского Владимирского кадетского корпуса. Убийства сопровождались повальными грабежами «буржуйских» домов. По свидетельству профессора Киевского университета Николая Могилянского, Киев зимой 1918 года пережил трагедию, какой не было «в истории его со времен взятия города Батыем в XIII веке».


Такой разгул насилия был только в Киеве?


Нет, в том же Севастополе 22-24 февраля после получения декрета-воззвания Совнаркома за подписью Ленина «Социалистическое Отечество в опасности!» местный Совет и городской ревком во главе с Гавеном наложили на представителей «буржуазии» контрибуцию в 10 миллионов рублей и инициировали массовые убийства «эксплуататоров», которые цинично назвали варфоломеевскими ночами. Их жертвами стали более 600 человек.


Среди убитых в февральские дни 1918 года — общественный деятель Г.А. Бронштейн, благотворитель купец 1-й гильдии А.Я. Гидалевич, жертвователь на просвещение М.А. Каган, художник М.М. Казас, вице-адмирал С.Ф. Васильковский, кавалер Георгиевского оружия вице-адмирал Н.Г. Львов, члены торгово-промышленного комитета Севастополя М.Е. Островерхов, Ф.И. Харченко, Л.М. Шульман и многие другие достойные и почтенные люди.


То есть маховик массового насилия раскручивался медленно, но неумолимо.


Конечно. Мечты Ленина сбылись — «массы» вовсю вовлекались в террор. Вот вам еще примеры. В марте 1918 года в Глухове Черниговской губернии по инициативе местных властей были перебиты несколько сотен представителей «буржуазно-эксплуататорских классов». В начале лета 1918 года уральские большевики начали расстреливать слуг, приехавших с семьей Николая II из Тобольска в Екатеринбург, и затем арестованных. Само убийство царской семьи, а также ее повара, доктора и двух слуг в ночь на 17 июля 1918 года стало одновременно политическим и уголовным преступлением.


Этот список можно продолжать. Если это не террор, то что? Причем все эти убийства не имели отношения к борьбе с маленькой Добровольческой армией.


«Кульминация террористического безумия»


Известно, что большевики любили подражать деятелям Великой французской революции. Правда ли, что при развязывании массового насилия в России они использовали опыт якобинского террора?


Я уже рассказывал вам в предыдущем интервью, что в декабре 1917 года Ленин при обсуждении кандидатуры председателя ВЧК гордо назвал его «своим Фукье-Тенвилем», вспомнив кровавого обвинителя революционного трибунала времен Французской революции. Конечно, ленинцы учитывали ее опыт, оценив, кстати, вред публичных казней. Убийство в подвале выглядело более целесообразным, так как от убитого не оставалось ничего — ни слов, ни следов, ни могилы.


Кстати, судьбы апологетов революционного террора зачастую складывались схожим образом. Как известно, во Франции Антуану Фукье-Тенвилю отрубили голову на гильотине. А в России многие организаторы и вдохновители красного террора (Глеб Бокий, Юрий Гавен, Бела Кун, Михаил Кедров, Мартын Лацис и другие) погибли в сталинских чистках.


Есть ли достоверные данные о числе жертв красного террора?


Разброс оценок очень велик, и все они более-менее умозрительны. Ведь даже общая оценка демографических потерь населения России в годы Гражданской войны остается дискуссионной. За период с 1917 по 1922 год, может быть, допустимо говорить о числе жертв красного террора в диапазоне от полумиллиона до миллиона человек. Но я в этом вопросе избегал бы категоричности.


Как вы думаете, прекратился ли красный террор с завершением Гражданской войны или он принял вид системного и упорядоченного государственного насилия, ставшего краеугольным камнем советского режима?


Хотя красный террор в России и закончился в 1921-1922 годах с завершением вооруженной борьбы красных и белых, политика большевистских репрессий просто приняла другие формы. По официальным данным МВД СССР, за период с 1921 по 1938 год органами ВЧК–ГПУ–ОГПУ–НКВД были арестованы 4 835 937 человек, в том числе за «контрреволюционные преступления» — 3 341 989 человек. За указанный период было расстреляно примерно 700-750 тысяч «контрреволюционеров» (в основном в 1937-1938 годах).


Для сравнения: в царской России за 37 лет (1875-1912 годы) по всем составам, (включая тяжкие уголовные преступления и приговоры военно-полевых и военно-окружных судов) были казнены не более шести тысяч человек, в основном это были осужденные за уголовные преступления. А мы ведь до сих пор не знаем статистики смертной казни в СССР за 1920-е — 1980-е годы по уголовным делам.


Кульминация террористического безумия — фабрикация в 1937 году сотрудниками Ленинградского УНКВД группового дела глухонемых ленинградцев. Их обвинили в создании «фашистско-террористической организации», подготовке терактов и распространении «контрреволюционной» литературы. По делу чекисты арестовали 55 человек, из которых 34 человека расстреляли, а 19 человек отправили в лагеря.


Кроме того, за предвоенное десятилетие (1930-1940 годы) примерно до одного миллиона раскулаченных крестьян и членов их семей погибли на этапах депортаций и в спецпоселках для раскулаченных. Около полумиллиона человек за это время сгинули в ГУЛАГе. Еще 6,5 миллионов человек, по оценкам демографов и Государственной Думы РФ — это жертвы голода 1933 года. О чем тут говорить! Сталин действительно был верным и прилежным учеником Ленина (Лев Троцкий говорил, что «сталинизм – это полное отрицание ленинизма», – автор сайта разделяет эту троцкистскую преамбулу, – Сталин железной рукой удержал Россию на краю этой бездны полного торжества ленинского безумия).


Источник: https://m.lenta.ru/articles/2018/08/07/red_terror/


Материалы по теме:

ЧИТАЯ ЛЕНИНА

Николай Ленин, революция 1917 года

Ленин: забытая анафема

Сталинские репрессии 30-х годов. А вы уверены, что они сталинские?

За Родину! За Сталина!

   Свидетельские показания Семёна Розенфельда. Интервью. Архив «Яд Вашем», 03/6590(2).

 

За Родину! За Сталина!


   В гитлеровском лагере смерти "Собибор" во время восстания, евреи бросились на вооруженную охрану с криками "За Родину! За Сталина!"


   Источник: Собибор. Восстание в лагере смерти. Составители С.С.Виленский, Г.Б.Горбовицкий, Л.А.Терушкин. М.: Возвращение, 2010


   Семён Розенфельд так описывает ситуацию в районе оружейного склада: «…Была назначена специальная группа, которая должна была напасть на оружейный склад. Неожиданно появившийся Френцель понял, что что-то неладное происходит, а тут еще Шубаев выстрелил, это было возле меня, рядом. Шубаев выстрелил и крикнул: „За Родину, за Сталина, вперед!“ Мы все ринулись в сторону центрального входа. Френцель понял, что надо защищать центральный оружейный склад. Он стал пулеметом нас отсекать от оружейного склада. И мы вместо склада вынуждены были пойти в сторону караульного помещения…»


   Источник: http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer4/Gorbovicky1.php




   Материалы по теме:

   Александр Печерский, сбывшаяся еврейская мечта, подвиг советского офицера в немецком плену.

   Присяга в Российской Императорской Армии, статья о том, как иудеи и язычники православному царю служили.

   Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заседании Президиума Межрелигиозного совета России 24 октября 2017 года , о том что "Россия имеет многовековой опыт мирного и созидательного сотрудничества разных народов, культур и религий. История нашей страны свидетельствует о том, что перед лицом общего врага сплачивались христиане и иудеи, мусульмане и буддисты. Все они бок о бок сражались, защищая свое общее Отечество. В годы гонений на верующих они вместе страдали, нередко проявляли солидарность и взаимную поддержку".

   Путин призвал пресекать попытки отрицания Холокоста, январь 2018 года.

Израилю 70 лет. Роль Сталина

Рисунок: https://странаобщения.рф/


Израилю 70 лет. Роль Сталина

 

   Автор: С. Миронин

 

   В мае 2008 года отмечается ещё один юбилей, который почти не замечен российскими СМИ. Как сообщает Детская энциклопедия [1], 60 лет назад (да, уже все 70 – прим. авт. сайта), 14 марта 1948 года в г. Тель-Авиве спустя 1800 лет вновь было провозглашено еврейское государство, получившее название Израиль. Уже 15 мая США и СССР признали новое государство. Но американцы признали Израиль де-факто, что предполагало создание в Израиле миссии, а не посольства. Полное дипломатическое признание Израиля Соединенными Штатами последовало только в 1949 году. СССР же признал Израиль в полном объеме.

 

   В тот же день войска Египта, Иордании, Сирии Ирака и Ливана вторглись на территорию Израиля. Война продлилась до июля 1949 года и закончилась поражением арабских стран и значительным расширением границ Израиля по сравнению с официально установленными ООН. Потом были другие арабо-еврейские войны. Кто там был прав и кто виноват, сейчас не суть важно. Отмечу лишь, что после этих войн в 1980 г. Иерусалим был объявлен столицей Израиля, хотя и не признанной большинством стран мира.

 

   Вы спросите, ну, юбилей и юбилей. Мало ли у кого какие юбилеи. Тебе то, Сигизмунд, что за дело? Дело моё, действительно, вроде бы сторона. Хотя я очень ценю и люблю Израиль и началась моя любовь в сентябре 1993 году, когда я пересёк сухопутную границу между Египтом и Израилем, в зоне недалеко от сектора Газы. Я увидел, как на протяжении 300 метров голая пустыня вдруг сменилась цветущим садом. Капельное орошение сделало чудеса - сочная зелень, деревья, прекрасные цветы и ни одного сорняка на земле между посаженными растениями - лишь голая сухая земля. Заметно, однако, что от одного растения к другому тянулись трубочки, из которых медленно капала вода, и все. Такое сотворить мог только истинно трудолюбивый народ. Трудолюбие евреев дало свои результаты. Если в 1948 году в Израиле было 4,4 млн. деревьев, но в начале 90-х годов их число превысило 150 млн. Я был в 1993 году в г. Нагарии и нашел там трепетно сохраняемый кусочек СССР.

 

   Я и сейчас, после того, как из тогдашнего демократа превратился в сторонника взглядов С.Г. Кара-Мурзы, очень уважаю Израиль и вот почему. Там женщины рожают детей, а не отлынивают от своего основного предназначения. Многие имеют более 3 детей. Там очень трепетное отношение к армии и, если мужчина не служил в армии, у него не будет карьеры в Израиле. Вот бы в России принять такую же норму права.

 

   Там самые высокие расходы на науку на душу населения и там самый высокий импакт–фактор научных статей на душу населения. Это прямое наследство СССР, откуда миллионы евреев переехали жить в Израиль. Известно, что в 1982 г. в СССР число докторов наук среди евреев было в 17,5 раз больше, чем среди русских, в 29 раз больше, чем среди украинцев, и в 37,6 раз больше, чем среди белорусов [2].

 

   Замечу, что то, что у евреев-аборигенов якобы есть математические способности - блеф. В этом легко может убедиться каждый, посетивший Израиль. Большинство израильтян затрудняется вычислить процент, рассчитать треугольник и выполнить другие подобные элементарные математические действия. На математических олимпиадах коренные израильтяне не блещут, в первую десятку не попадают. Все первые места занимают представители гойских народов, большая часть которых потомки советских евреев. То есть, высокий технологический уровень израильской промышленности во многом обеспечивается евреями из СССР.

 

   Ну, любишь евреев и люби, заметите вы. Зачем статьи писать-то? Оказывается, есть зачем [3]. Недавно, во время празднования Великой Победы продажные российские твари–журналисты забыли о главном – Великом Победителе Гитлера, Сталине. Ведь Гитлер есть ни что иное, как жертва культа личности. Вот я и решил, хоть в связи с другим праздником, но помянуть имя этого Великого Человека.

 

СТАЛИН КАК БЛАГОДЕТЕЛЬ ЕВРЕЕВ

 

   В день юбилея мне хотелось бы напомнить евреям о том, кто создал, а затем спас израильское государство (а этим человеком был Сталин) и ЧТО ещё для них сделал Сталин. А сделал он вот что - Сталин, по сути, евреям всегда благоволил и оказал гигантскую и до сих пор неоцененную историческую услугу еврейскому народу. Именно Сталин позволил евреям выполнить мечту нескольких поколений - создать государство Израиль: в 1948 году у евреев СССР и всего мира появилась вторая Родина (что, конечно, отнюдь не способствовало росту их патриотизма по отношению к СССР). Можно сказать даже больше - без активной поддержки Сталиным проекта создания государства Израиль на территории Палестины, такого государства в настоящее время не существовало бы.

 

   Напомню кратко историю этого вопроса. Так случилось, что независимое государство Израиль могло быть реально создано лишь в 1948 г., так как в мае этого года заканчивалось действие британского мандата на управление Палестиной, территорией, входившей до 1918 г. в Османскую империю. На подмандатной территории Палестины в 1919 г. жили 568 тыс. арабов-мусульман, 74 тыс. христиан и 58 тыс. евреев. Частью британского мандата на Палестину, полученного от Лиги Наций, была и рекомендация способствовать еврейской эмиграции в Палестину, но на уровне 10-15 тыс. человек в год. Арабы противились этому и весь период британского мандата на эту территорию был насыщен конфликтами между еврейским и арабским населением. В годы второй мировой войны легальная и особенно нелегальная эмиграция евреев в Палестину резко усилилась и достигла уровня около 100 тыс. в год. Постоянные вооруженные конфликты, в том числе и с британскими гарнизонами, стали обычным явлением. В 1946 г. Великобритания объявила, что она не может реализовывать свой мандат на Палестину и передала решение этой проблемы ООН. К этому времени (февраль 1947 г.) в Палестине было 1 091 тыс. арабов-мусульман, 614 тыс. евреев и 146 тыс. христиан.

 

   В ООН не могли найти приемлемого решения этой проблемы. Великобритания настаивала на создании единого палестинского государства, состоящего из трех этнических групп. Проект, который поддерживали прежде всего США и СССР, предполагал разделение Палестины на два самостоятельных государства, еврейское и палестинское. В состав еврейского государства отходили районы с преобладанием еврейского населения (полоса между Тель-Авивом и Хайфой), в состав Палестинского арабского государства отходила та часть Палестины, в которой большинство составляли арабы. Иерусалим предполагалось объявить "открытым городом" под международным контролем. Обсуждать этот проект в Совете Безопасности ООН было невозможно, так как Великобритания имела здесь право вето. Было поэтому решено вынести данную проблему на обсуждение пленарной сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

 

   Для подготовки проекта была создана специальная комиссия по Палестине. Эта комиссия, работавшая несколько месяцев, рекомендовала для голосования на сессии Генеральной Ассамблеи ООН именно тот проект, который поддерживали прежде всего США и СССР. Британия и все арабские и мусульманские страны были против. Главная сложность принятия этого проекта состояла в том, что по уставу ООН решение этих проблем требовало не просто большинства, а двух третей голосов. В этих условиях именно позиция СССР, то есть Сталина, была решающей. СССР контролировал голоса пяти стран, членов ООН - СССР, Украинской ССР, Белорусской ССР, Чехословакии и Польши. В 1947 г. в ООН было около 60 членов, так как страны, считавшиеся агрессорами в недавно закончившейся войне (Германия, Австрия, Япония, Венгрия, Румыния и др.), еще не были членами ООН. Значительная же часть стран, особенно в Африке, относилась к разряду колоний.

 

   Решения комиссии по Палестине, как рекомендации, были поставлены на обсуждение второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 1947 года. На этой сессии было проведено первое голосование по принципиальному вопросу о разделении Палестины на два самостоятельных государства. В пользу создания двух независимых государств проголосовали 25 стран. 13 против и 18, включая Великобританию и Югославию, воздержались. Югославия, хотя и находилась под советским контролем и 1947 году, была в особом положении и не могла голосовать за разделение на основе этнических и религиозных признаков. Югославия была федерацией наций с разной историей и религией и поэтому поддерживала план федеративной Палестины.

 

   СССР, Украина, Белоруссия, Чехословакия и Польша поддержали план разделения Палестины на два самостоятельных государства. Если бы эти пять стран "советского блока" ГОЛОСОВАЛИ против проекта, или даже воздержались от решения, то необходимых двух третей голосов, требовавшихся для создания Израиля, не было бы получено. Это, однако, было лишь предварительное голосование. 25 голосов в поддержку создания государства Израиль были все же слабым мандатом. Дискуссия была продолжена и окончательное голосование о разделении Палестины на два государства было перенесено на 29 ноября 1947 года.

 

   Двадцать шестого ноября 1947 года Генеральная Ассамблея ООН приступила к обсуждению вопроса о Палестине. На сессии советский представитель Андрей Громыко произнес свою знаменитую речь в защиту права евреев на собственное государство. И хотя позиция была выработана в Москве вместе со Сталиным, но слова Громыко нашел сам. А. Громыко выразил полную поддержку образованию еврейского государства в Палестине. Пожалуй, никто лучше Андрея Андреевича Громыко не защищал право палестинских евреев на свое государство: «Представители арабских стран указывают на то, будто бы раздел Палестины является исторической несправедливостью. Но с этой точкой зрения нельзя согласиться хотя бы уже потому, что еврейский народ был связан с Палестиной на протяжении длительного исторического периода времени» [4].

 

   Глава советской делегации А.А. Громыко следующим образом излагал позицию СССР: «Сущность проблемы состоит в праве на самоопределение сотен тысяч евреев и также и арабов, живущих в Палестине... их право жить в условиях мира и независимости в их собственных государствах. Надо принять во внимание страдания еврейского народа, которому ни одно из государств Западной Европы не смогло помочь и период их борьбы с гитлеризмом, с союзниками Гитлера в защите их прав и их существования... ООН должна помочь каждому народу на получение права на независимость и самоопределение... Опыт изучения всей проблемы показывает, что евреи и арабы в Палестине не хотят, или не могут жить вместе. Поэтому логика говорит о том, что эти два народа, которые населяют Палестину и которые имеют глубокие исторические корни на этой земле, не могут жить в границах единого государства. Поэтому нет альтернативы тому, чтобы вместо одной страны создать два государства, одно арабское, другое - еврейское. По мнению нашей делегации, это единственное реальное решение».

 

   В итоге Генеральная Ассамблея ООН голосами 33 членов ООН поддержала резолюцию о создании самостоятельного государства Израиль (и, соответственно, самостоятельной арабской Палестины), 13 стран, как и ранее, голосовали против, а вот число воздержавшихся уменьшилось до 10. Против создания Израиля в этом решающем голосовании были мусульманские страны: Афганистан, Египет, Иран, Ирак, Ливан, Пакистан, Саудовская Аравия, Сирия, Турция и Йемен. Против также голосовали Куба, Греция и Индия. Но и в этом случае именно пять "сталинских" голосов обеспечили необходимое большинство в две трети. Если бы эти голоса были отданы в поддержку арабской позиции, то соотношение за и против составило бы 28 и 18 и создание Израиля не получило бы мандата ООН. Но до формального провозглашения государства Израиль оставалось несколько месяцев, мандат Великобритании, на эту территорию заканчивался 14 мая 1948 года. В эти несколько месяцев евреи начали быстро создавать государственную инфраструктуру, тогда как арабы стран, окружавших Палестину, начали готовиться к войне.

 

   Когда Израиль был формально провозглашен первыми его признали Соединенные Штаты. Это произошло буквально через десять минут после провозглашения еврейского государства. Но американцы признали Израиль де-факто, это предполагало более низкий уровень дипломатических отношений - предполагало создание в Израиле миссии, а не посольства. Советский Союз первым признал еврейское государство в полном объеме, де-юре, поэтому советского посла встретили в Израиле с особым почетом. После вручения верительных грамот Бен-Гурион сказал первому советскому посланнику П.И. Ершову: «Народ Израиля обязан Советскому Союзу за его моральную поддержку в ООН. Государство Израиль сейчас уже окрепло, его народ и особенно молодежь знают, что воюют за свое государство и свою идею, и, надо сказать, умеют воевать, что было доказано в боях».

 

КАК СТАЛИН СПАС ИЗРАИЛЬ?

 

   Когда Израиль был атакован арабами, именно Сталин спас Израиль. Дело было в том, что именно Сталин, санкционировав поставки оружия Израилю из Чехословакии, по сути, помог спасти новое государство Израиль от разгрома силами соседних арабских стран. Действительно, Израиль выстоял только потому, что Чехословакия, с разрешения СССР (а точнее Сталина - С.М.), поставила Израилю оружие. Через Чехословакию в Израиль было отправлено большое количество оружия всех видов, включаю минометы, артиллерию и немецкие трофейные истребители "Мессершмиты". Большая часть оружия и амуниции была из запасов немецкого трофейного оружия. Британия, напротив, поставляла оружие воевавшим с Израилем арабским странам [5].

 

   Напомню вкратце историю вопроса [6]. Хотя Америка и поддержала резолюцию ООН и признала Израиль первой де-факто, но через некоторое время США отозвали свое согласие на создание этого государства. Через несколько дней после того, как Генеральная Ассамблея ООН проголосовала за создание двух новых государств в Палестине, Соединенные Штаты запретили продажу оружия на Ближний Восток. Это решение было направлено против американских евреев, которые хотели помочь Израилю. Великобритания отказалась присоединиться к эмбарго на поставки оружия. Она подписала с арабскими странами крупные контракты, которые не хотела разрывать. Так что арабский мир продолжал получать оружие в огромных количествах. Не только США, но и Франция и Великобритания отказались поставлять оружие Израилю. Это привело к тому, что сразу после объявления о создании Государства Израиль на его территорию вторглись регулярные армии пяти сопредельных государств - Египта, Иордании, Ливана, Сирии, Ирака. Началась первая арабо-израильская война.

 

   Палестинские евреи обратились к советским представителям. 5 февраля 1948 года будущий министр иностранных дел Израиля Моше Шарет беседовал с будущим советским министром Андреем Громыко, который был тогда представителем СССР в ООН. Шарет просил помочь оружием. К тому времени Сталин уже отдал приказ вооружить палестинских евреев, чтобы они смогли создать свое государство. Оружие палестинским евреям продавали через Чехословакию. Прага традиционно поставляла оружие тем, кому нельзя было - по соображениям высокой политики - напрямую передавать советские вооружения. И чехи на этом хорошо зарабатывали.

 

   Для отправки оружия и снаряжения палестинским евреям - пушек и минометов, немецких истребителей «мессершмит» и английских «спидфайр» - выделили аэродром в Ческе-Будеёвице. Летали по маршруту Чехословакия - Палестина бывшие военные летчики, ветераны Второй мировой, в большинстве своем американцы, приезжавшие в Чехословакию нелегально. Там же, в Ческе-Будеёвице, готовили танкистов и десантников. Значительное число евреев из стран Восточной Европы, многие из которых имели опыт службы в Красной армии, уезжали теперь в Израиль, чтобы принять участие в этой войне. Секретно отправлялись в Израиль и советские евреи, главным образом офицеры. Полторы тысячи пехотинцев Армии обороны Израиля обучали в Оломоуце, еще две тысячи - в Микулове. Из них сформировали часть, которая первоначально называлась «Бригадой имени Готвальда». Ее перебросили в Палестину через Италию.

 

   Оружие из Чехословакии подоспело вовремя. 29 мая 1948 года палестинские евреи распаковали и собрали первые четыре трофейных истребителя «мессершмит-109». В этот день египетская военная колонна, включавшая танки, находилась всего в нескольких десятках километров от Тель-Авива. Если бы египтяне захватили Тель-Авив, дело сионистов было бы проиграно. Войск, способных прикрыть город, в распоряжении палестинских евреев не было. И в бой отправили все, что было, - эти четыре самолета. Из боя вернулся один. Но увидев, что у евреев появилась авиация, египтяне испугались и остановились. Они не решились взять фактически беззащитный город [7].

 

   Голда Меир, первый посол Израиля в Москве и в последующем (1969 – 1974 гг.) премьер-министр Израиля, пишет в своих воспоминаниях: «Как бы радикально ни изменилось советское отношение к нам за последующие двадцать пять лет, я не могу забыть картину, которая представлялась мне тогда. Кто знает, устояли бы мы, если бы не оружие и боеприпасы, которые мы смогли закупить в Чехословакии и транспортировать через Югославию и другие балканские страны в те черные дни начала войны, пока положение не переменилось в июне 1948 года? В первые шесть недель войны мы очень полагались на снаряды, пулеметы и пули, которые Хагане удалось закупить в Восточной Европе, тогда как даже Америка объявила эмбарго на отправку оружия на Ближний Восток, хотя, разумеется, мы полагались не только на это. Нельзя зачеркивать прошлое оттого, что настоящее на него не похоже, и факт остается фактом: несмотря на то, что Советский Союз впоследствии так яростно обратился против нас, советское признание Израиля 18 мая имело для нас огромное значение. Это значило, что впервые после Второй мировой войны две величайшие державы пришли к согласию в вопросе о поддержке еврейского государства, и мы, хоть и находились в смертельной опасности, по крайней мере, знали, что мы не одни. Из этого сознания - да и из суровой необходимости - мы почерпнули ту, если не материальную, то нравственную силу, которая и привела нас к победе» [8].

 

   Иногда высказывались предположения о том, что политика СССР по отношению к созданию государства Израиль была заслугой Молотова, который, в свою очередь, находился под влиянием еврейки-жены. Это крайне упрощенная версия. Внешнеполитические акции такого масштаба формировались только Сталиным и после очень тщательных обсуждений с членами политбюро и экспертами из МИДа и разведки. Молотов, как уже упоминалось выше, был лишен своего ключевого поста "первого" заместителя Сталина по Совнаркому в 1946 году. "Первыми" заместителями стали Берия и Вознесенский. Молотов стал просто заместителем, одним из восьми. Он оставался наркомом иностранных дел, но заместителей наркома иностранных дел Сталин назначал, не особенно считаясь с мнением Молотова.

 

   Взрыв гранаты в посольстве СССР в Израиле зимой 1953 года привел к тому, что СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем. Граната была лишь последним инцидентом, до этого была масса провокаций и недружелюбных акций, заявлений политических деятелей уровня правительства. Было ясно, что к власти в Израиле пришли политические деятели, которые легли под Запад, настроенные агрессивно против СССР. А в то время у евреев решение проблем терроризмом было излюбленным методом (перед этим они англичан "мочили" вплоть до лордов, официальных представителей Англии, посылали заминированные посылки даже в Англию). Смысла оставаться в Израиле никакого не было. Сталин поступил как представитель великой державы - закрыл дверь. Что нужно было делать затем? Ждать, пока в Израиле к власти не пришли конструктивные силы, а пока пытаться наладить с ними диалог на свободной территории. Что всегда в политике и делается. Но затем пришел Хрущев...

 

Мало кто знает, что несмотря на разрыв дипломатических отношений (из-за нападения на посольство СССР в Израиле) в день смерти Сталина в Израиле был объявлен национальный траур. Справедливости ради отмечу, что израильские старики с благодарностью хранят память о человеке, который фактически подарил им родину - в некоторых израильских кибуцах можно и сегодня встретить портреты И.В. Сталина... [9].

 

НЕ ОШИБСЯ ЛИ СТАЛИН?

 

   Часто возникает вопрос - почему Сталин столь активно поддерживал Израиль? Некоторые считают, что Сталин рассчитывал сделать Израиль сателлитом СССР. Такое предположение ошибочно. Есть мнение [10], что Сталин был реалист и понимал, что Израилю нужен богатый покровитель, что Израиль будет капиталистическим, а не социалистическим государством. Кроме того, Сталин не собирался разрешать эмиграцию евреев из СССР в Израиль, Арабские страны Ближнего Востока были созданы в основном с помощью Великобритании после первой мировой войны и в 1947-1948 годах все они придерживались британской ориентации. Поддерживая Израиль, Сталин "вбивал клин" в отношения Великобритании и США. Этот "клин" на Ближнем Востоке частично существует и сейчас. В узком кругу соратников Сталин говорил, что Израиль станет "занозой" в теле Америки на долгое время. Проамериканская ориентация Израиля была в интересах СССР, так как она создавала конфликт между арабскими странами и США.

 

   Конечно, возможны и другие интерпретации поведения Сталина. Так, Голда Меир указывает, что чисто политические мотивы произраильской политики Сталина стали ясными для нее и для других лидеров Израиля значительно позже: «...Но осенью 1947 года когда происходили дебаты в Объединенных нациях, мне казалось, что советский блок поддерживает нас еще и потому, что русские сами оплатили свою победу страшной ценой и потому, глубоко сочувствуя евреям, так тяжко пострадавшим от нацистов, понимают, что они заслужили свое государство» [11]. Однозначного ответа, что задумывал Сталин, наверное, и не существует - я же не могу прочитать мысли Сталина. Но какими бы ни были мотивы Сталина в 1947 году, это не суть важно. Суть в том, что он никак не желал создать у себя в своем собственном доме сплоченную организацию евреев, которая могла бы в любой момент предпочесть Израиль Советскому Союзу. А именно так и произошло в дальнейшем.

 

   Итак, именно Сталин, по сути, стал основателем и спасителем еврейского государства. Поэтому очень странно, что никто в Израиле не удосужился поставить памятник своему благодетелю. Парадокс состоит в том, что именно представители еврейской общины в России наиболее активно выступают против установления памятников Сталину в Сталинграде и в Москве. Они объясняют это неким мифическим антисемитизмом Сталина. Но давайте посмотрим, так ли это?

 

БЫЛ ЛИ СТАЛИН АНТИСЕМИТОМ?

 

   Действительно, если обратиться к реальным фактам, то получается довольно интересная и скорее противоположная картина - Сталин не только не был антисемитом, напротив, он поощрял и активно использовал евреев и советских, и зарубежных в период Второй мировой войны.

 

   1. Правовое и социальное положение российских евреев радикально улучшилось именно после Октябрьской революции и особенно после прихода к власти Сталина. Именно Сталин предоставил в 1921-1930 годах возможность евреям переселиться в Москву и другие крупные города СССР, то есть на деле ликвидировал места оседлости. Так 1912 году в Москве проживали 6,4 тысячи евреев, в 1933 году,- 241,7 тысячи. Население Москвы выросло за эти годы с 1 млн. 618 тыс. до 3 млн. 663 тыс. Другими словами еврейское население Москвы росло в 17 раз быстрее, чем население других наций, народов и народностей [12].

 

   Лион Фейхтвангер [13] в своей книге "Москва. 1937..." отметил, что «в еврейских сёлах ощущается заметный недостаток в людях в возрасте приблизительно от пятнадцати до тридцати лет: вся еврейская молодежь уходит в города учиться». Т.е. массовое переселение из местечек началось примерно с 1925 г., т.е. вслед за укреплением власти Сталина.

 

   2. Именно Сталин не препятствовал проникновению евреев на все ключевые позиции в государстве и тем самым помог им стать привилегированным классом в СССР. В частности, из мемуаров академика Понтрягина [14] можно узнать, что в 1942 году 98% выпускников физфака МГУ составляли евреи. После же войны некая аспирантка пожаловалась Понтрягину, что евреев затирают, в прошлом году в аспирантуру было принято 39% евреев, а в этом только 25%. Об этом же пишет и Кожинов.

 

   Сталин "выдвигал" и "задвигал", сажал и выпускал, казнил и миловал и евреев, и неевреев. Он не чурался евреев, готовых верно служить СССР. Достаточно сослаться на примеры Литвинова, Кагановича и Мехлиса. Я не хочу сказать, что Сталин был каким-то особым юдофилом и прекрасно осознаю, что антисемитизм не исключает активного использования евреев. Можно быть антисемитом, но прагматично использовать евреев, или, по крайней мере, терпеть их. Но дело в том, что Сталин НИКОГДА и НИКОГО не выдвигал по национальному признаку. Исключения составляют: замена поляка Рокоссовского на русского Жукова для взятия Берлина и замена накануне войны еврея Литвинова на посту НКИДа русским Молотовым для ведения переговоров с нацистами. Но ведь эти исключения только подтверждают правило.

 

   Сталин всемерно поощрял евреев, никогда не дискриминируя их по национальному признаку. Откроем "воспоминания" поэта Константина Симонова: «Когда начали обсуждать роман Ореста Мальцева «Югославская трагедия» И.В. Сталин резко спросил: «Почему Мальцев, а в скобках Ровинский? В чём дело? До каких пор это будет продолжаться? В прошлом году уже говорили на эту тему, запретили представлять на премию, указывая двойные фамилии. Но, видимо, кому-то приятно подчеркнуть, что это еврей. Зачем это подчёркивать? Зачем это делать? Зачем надо насаждать антисемитизм? Кому это надо?». Это было сказано во время обсуждения произведений, выдвинутых на соискание Сталинской премии [15].

 

   Однако с этим мнением не соглашается Шафаревич. Описывая особенности так называемых гонений на евреев в послевоенные годы, Шафаревич [16] пишет. «Перевод на работу в провинцию (евреев - С.М.) не носил характер грубой ссылки, преддверия ареста... Еще более показательна была атмосфера, окружавшая тех, кто оказывался жертвой подобных мер (послевоенных "чисток" от евреев - АВТ.): не созывались собрания, где их обличали во всех смертных грехах, а их коллеги каялись бы в потере бдительности, от них не отворачивались знакомые, на новой работе к ним относились без всякой подозрительности».

 

   В 40-е годы, включая и период с 1949 по 1953 гг., треть всех Сталинских премий получали деятели науки и техники, культуры и искусства еврейской национальности. Среди них - писатели: Самуил Маршак (1942, 1946, 1949, 1951), Илья Эренбург (1942, 1948, 1951), Эммануил Казакевич (1948, 1950), Михаил Исаковский (1943, 1949) и другие; кинорежиссёры: Юлий Райзман (1941, 1943, 1946 - дважды, 1950, 1952), певцы Марк Рейзен (1941, 1949, 1951), Иван Козловский (1941, 1949), актёр Игорь Ильинский (1941, 1942, 1951), композиторы Дмитрий Шостакович (1941, 1942, 1946, 1950, 1952), Рейнгольд Глиэр (1946, 1948,1950), скрипач Давид Ойстрах (1943), карикатурист Борис Ефимов (1950, 1951) и многие-многие другие [17].

 

   «Чей голос в годы войны воспринимался детьми, как "голос Сталина"? Еврея Юрия Борисовича Левитана. Чей голос был для футбольных болельщиков с 20-х до конца 60-х благозвучнее любой музыки? Еврея Вадима Святославовича Синявского. Кто владел мировой шахматной короной в течение трёх "пятилеток" - с 1948 по 1963, как бы олицетворяя сталинское требование: «Все мировые рекорды должны быть советскими»? Еврей Михаил Моисеевич Ботвинник. Кто был одним из ближайших соратников И.В. Сталина, "последним из могикан", скончавшимся незадолго до ликвидации СССР в 1991 году? Еврей Лазарь Моисеевич Каганович. Кто из евреев, кроме Л. Кагановича, был в составе ЦК партии вплоть до смерти И.В. Сталина? Это генерал-полковник Лев Захарович Мехлис и генерал-полковник Борис Львович Ванников, трижды Герой Социалистического Труда. Из 11 членов Политбюро в 49-м сколько были в родственных связях с евреями? Аж целых 9 (!!!), включая, между прочим, и самого Иосифа Виссарионовича, у которого внук и внучка от первого брака его дочери Светланы Сталиной были наполовину евреями» [18].

 

   А вот ещё один документ 1947 года, где выражена позиция другого крупного учёного еврейского происхождения, академика Л.Д. Ландау, который писал: «Патриотическая линия принесёт нашей науке вред! Мы ещё более отгораживаемся от передовых учёных и техников... Я интернационалист, но меня называют космополитом. Я не разделяю науки на советскую и зарубежную. Мне совершенно безразлично, кто сделал то или иное открытие. Поэтому я не могу принять участие в том утрированном подчёркивании приоритета советской и русской науки, которое сейчас проводится». Но, несмотря на такие оппозиционные настроения, именно в эти годы Лев Ландау трижды получает Сталинскую премию (1946, 1949,1953 гг.) [19]. И где же здесь антисемитизм Сталина?

 

   Все это еще раз доказывает, что Сталин никаким антисемитом не являлся.

 

   3. Для миллионов евреев именно СССР под водительством Сталина стал спасительным убежищем от нацистского геноцида. Еврейская проблема, незаметная для большинства населения страны в условиях общей трагедии войны и гибели миллионов русских, украинцев и других представителей советских народов на полях сражений, стала особенно острой в начале 1943 года. После победы в Сталинградской битве войска Красной армии, продвигавшиеся на запад, обнаруживали чудовищные факты полного истребления евреев на ранее оккупированных немцами территориях. Хотя страдали не только евреи - страдало все население оккупированных областей СССР. Миллионы мужчин и женщин угонялись немцами на запад на принудительные работы. Сжигались деревни и посевы. Однако евреев просто поголовно расстреливали и умерщвляли в специальных фургонах-"душегубках". Концлагеря для ликвидации евреев - Майданек, Освенцим и другие заполнялись в основном евреями, привозимыми из западных стран, а также и польскими евреями. Советских евреев, попавших в оккупацию, ликвидировали на месте. Эта практика началась в Прибалтике и в Западной Украине еще в июле 1941 года. Но все же около 70 процентов евреев, живших на Украине, в Белоруссии, в Молдавии и в других областях смогли спастись, выехав в восточные районы СССР. Здесь находились также сотни тысяч евреев-беженцев из Польши, Румынии, Бессарабии и Венгрии и из некоторых других европейских стран.

 

   У западно-европейских евреев, физически уничтожаемых Гитлером, не было в это время другого пристанища, кроме СССР, даже если им удалось спастись от нацистского геноцида. Американское правительство отказывалось давать визы еврейским беженцам и не выполняло и тех минимальных квот на еврейскую эмиграцию, которые были введены в 1933-1939 годах в начале нацистской антисемитской кампании. Великобритания препятствовала приезду евреев в Палестину, которая была подмандатной британской территорией.

 

   Поэтому, я поздравляю граждан Израиля и их праздником и да здравствует Великий Сталин, один из основателей и главный спаситель государства Израиль и благодетель евреев!

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

  1. Детская энциклопедия. Аванта+. Т. 13. Страны. Народы. Цивилизации. М. 1999. С. 280. Использованы также материалы Интернета.
  2. http://www.kara-murza.ru/books/evrei/evrei17.htm#par444
  3. Миронин С. 2007. Сталинский порядок. М. Алгоритм. http://www.rusproject.org/pages/analysis/analysis_3/StalinKniga_Miron.pdf http://publ.lib.ru/ARCHIVES/M/MIRONIN_Sigizmund_Sigizmundovich/_Mironin_S._S..html
  4. http://www.revkom.com/index.htm?/biblioteka/istdoc/medvedev_stalin_i_delo.htm
  5. Мухин Ю. 2005. Убийцы Сталина. М. Яуза. С. 555-556.
  6. http://www.sem40.ru/ourpeople/history/15141/
  7. Мухин Ю. 2005. Убийцы Сталина. М. Яуза. С. 555-556.
  8. Меир Г. 1990. Моя жизнь. Автобиография. Иерусалим. С. 257-258.
  9. http://www.stalin.su/book.php?action=header&id=23
  10. http://www.revkom.com/index.htm?/biblioteka/istdoc/medvedev_stalin_i_delo.htm
  11. Меир Г. 1990. Моя жизнь. Автобиография. Иерусалим.
  12. Кожинов В.В. 2002. Россия. Век ХХ. М. ЭКСМО-ПРЕСС. Книга 1. http://www.rus-sky.org/history/library/kozhinov/
  13. Фейхтвангер Л. 1937. Москва 1937. Отчет о поездке для моих друзей. М. С. 85.
  14. Понтрягин Л.С. 2006. Жизнеописание Льва Семеновича Понтрягина, математика, составленное им самим. Рождения 1908. М.
  15. Симонов К. 1988. Глазами человека моего поколения. М. http://www.stalin.su/book.php?action=header&id=23
  16. Шафаревич И.Р. 2002. Трехтысячелетняя загадка. История еврейства из перспективы современной России. Санкт-Петербург. «БИБЛИОПОЛИС». http://www.rus-sky.org/history/library/shafwarevich/
  17. http://www.stalin.su/book.php?action=header&id=23
  18. http://www.stalin.su/book.php?action=header&id=23
  19. http://www.stalin.su/book.php?action=header&id=23


   Источник: http://www.contrtv.ru/common/2719/


 

Сталина отпевала вся Россия!

В Москве на Красной Площади прошла очередная акция "2 гвоздики для товарища Сталина".


Сталина отпевала вся Россия!

 

   65 лет тому назад 5 марта 1953 года не без помощи сподвижников скончался советский лидер…

 

   Автор: Протодиакон Владимир Василик, доктор исторических наук, кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии

 

   65 лет тому назад скончался Иосиф Виссарионович Сталин. С юридической точки зрения, его смерть явилась естественной. Но с точки зрения целого ряда прямых и косвенных исторических фактов, вряд ли она была таковой. Есть убедительная версия, что ему помогли умереть его сподвижники, которым он заявил: Вы устарели. И Я вас заменю.

   Как показывают исследования ряда ученых, в 51-52 гг. Сталин искал выход из проблем, создаваемых партийной командной административной системой. Он подумывал о ротации кадров, о приводе новых людей, таких как Леонид Ильич Брежнев, подумывал о том, чтобы отдать значительную часть полномочий Советам народных депутатов, чего не простила ему партократия. Она в начале его убила, а потом опозорила и перешла в руки партийного интернационалиста Никиты Сергеевича Хрущева, который стал развязывать революции по всему земному шару и едва не ввергнул мир в огонь ядерной войны. На что никогда не пошел бы мудрый Иосиф Виссарионович Сталин, который ограничивал геополитические интересы Советского Союза его ближайшими окрестностями и границами.

   Как отметил владыка Тихон (Шевкунов), Иосиф Виссарионович является фигурой трагической, и добавим - великой. Фигурой масштаба Иоанна Грозного и Иоанна III. В современном сознании чаще всего с ним связывают репрессии и гонения на Церковь. Но отметим следующее: огромный масштаб репрессий 37-38гг. связан отнюдь не со Сталиным, который мыслил ограниченной спецоперацией против ленинской гвардии, а с интересами той же самой партократии, карательных органов и с устремлением троцкистов отвести удар от себя и, наконец, с низменными чувствами некоторых граждан, которые решали свои жилищные, служебные и личные проблемы. Как кто-то справедливо отметил: разве Сталин написал несколько миллионов доносов? Отнюдь нет. В ряде случаев никто иной, как Сталин и Берия остановили машину террора. Стоит вспомнить грозное предупреждение Сталина Хрущеву, когда тот потребовал завышенных цифр для расстрела: Уймись, дурак!

   Сталин не мешал гонениям на Церковь. С другой стороны, мы от него не слышали ничего подобного тому, что провозглашал Ленин относительно «игры с Боженькой» и так далее. Не хочется даже упоминать этих гнусных фраз. Сталин не был агрессивным атеистом, как Ленин, Троцкий, Ярославский и прочие, склонные к извращенным издевательствам над Православием. Он не мешал, занимая позицию Пилата - умывал руки. Но в ряде случаев он вмешивался, как в деле с Покровским собором, храмом Василия Блаженного, когда он дал по рукам Кагановичу: «Лазарь, поставь на место!» Так в случае с арестом местоблюстителя Сергия, который он остановил. И не забудем, что никто иной, как Иосиф Виссарионович Сталин восстанавливал разгромленную Церковь в 1943 году и принял как данность открытие храмов на оккупированной немцами территории. В этом его великий личный вклад в сохранение Православия. Этот вклад был исследован такими историками, как Ольга Юрьевна Васильева, Алексей Константинович Светозарский, Михаил Витальевич Шкаровский и другие.

   Говоря о теме сталинского правления, нельзя не вспомнить о спасении и сохранении развития великой русской классической культуры. Если некоторые предлагали выкинуть Пушкина из школьной программы, то Сталин наоборот широко отпраздновал юбилей со дня его гибели и внедрил имя великого поэта в русское сознание, а его произведения - в школьную программу. Сталин стоит у истоков советской и российской фундаментальной науки, военно-промышленного комплекса. Именно он стоит у истоков ядерного проекта и создания советской атомной бомбы, благодаря которой мы до сих пор существуем. Безусловно, с именем Сталина связана победа в Великой Отечественной войне и небывалое величие исторической России под видом Советского Союза. Можно сколь угодно говорить об ошибках Сталина в предвоенный и начальный периоды войны, но армией он руководил не по глобусу, как беззастенчиво врал Хрущев. Сталин знал фронты вплоть до дивизий, а в ряде случаев и до полков. Как руководитель он проявил невероятную работоспособность, волю и мужество, в том числе в роковые дни осени-зимы 1941 года, когда не сдвинулся с Москвы и взял на себя тяжелейшую ответственность за спасение гибнущей страны. И, без преувеличения, в ряду маршалов Победы следует числить Иосифа Виссарионовича Сталина.

   Итак, великие грехи и великие достижения. У нас есть свидетельство, возможно, нуждающееся в проверке и в то же время, по-видимому, вероятное: Сталин незадолго до смерти исповедовался перед митрополитом Николаем (Ярушевичем). Возможно, исповедь была страшной, но она была принята. Его отпевали, причем отпевала вся Россия. И при его кончине, как сказал Патриарх Алексий, упразднилась великая нравственная сила. Да, это была действительно сила, к сожалению, в свое время, отошедшая от Бога и неизвестно, пришедшая ли к Нему в конце. Но, тем не менее, то, что защищал Сталин - это идея великого государства Российского, справедливости и правды, если не Божией, то человеческой. Но это отнюдь не противоречит Евангельским заповедям. К нему вполне применимы слова Пушкина в «Борисе Годунове»:

 

Своих царей великих поминают

За их труды, за славу, за добро -

А за грехи, за темные деянья

Спасителя смиренно умоляют.

 

   Источник: http://ruskline.ru/news_rl/2018/03/05/stalina_otpevala_vsya_rossiya/

Они пришли убивать

Пленный немец в Сталинграде

Они пришли убивать

В чем не прав школьник Николай Десятниченко?


   Автор: Андрей Сидорчик


   Преступления вермахта против мирного населения СССР — это не повод для ненависти к современным немцам. Но это повод никогда и ни при каких обстоятельствах не уравнивать солдат вермахта и бойцов Красной армии.

   Старшеклассник новоуренгойской гимназии № 1 Николай Десятниченко, вероятно, сам того не желая, превратился во всероссийскую знаменитость. Выступление российского школьника в бундестаге вызвало скандал и острейшую полемику, связанную с темой восприятия Великой Отечественной войны и отношения к ней.

 

«Могилы невинно погибших»: что говорил российский школьник в бундестаге?

   19 ноября в Германии ежегодно отмечается День скорби в память о жертвах войн и государственного насилия. В 2017 году к этой дате школьники из гимназии Нового Уренгоя и гимназии имени Фридриха из немецкого города Касселя совместно изучали биографии участников войны. Немецкие школьники занимались советскими гражданами, россияне — немцами.

   В бундестаге подростки зачитывали свои доклады перед немецкими депутатами. Двухминутное выступление Николая Десятниченко было посвящено солдату вермахта Георгу Йоханну Рау,который участвовал в Сталинградской битве. То, как был подан рассказ о его судьбе, и вызвало взрыв эмоций.

   «Здравствуйте! Меня зовут Десятниченко Николай, я учусь в гимназии города Новый Уренгой. Мне предложили поучаствовать в проекте, посвященном солдатам, погибшим во время Второй мировой войны. Это меня очень заинтересовало, так как я с детства увлекаюсь историей и культурой и своей страны, и Германии. Я сразу начал искать соответствующую информацию, сначала посетил городской архив и библиотеку, затем пытался найти истории немецких солдат в интернете и других источниках. Однако позже в сотрудничестве с Народным союзом Германии по уходу за военными захоронениями я узнал и подробно изучил биографию Георга Йоханна Рау.

   Он родился 17.01.1922 под Зигмариненом в многодетной семье. На фронт Георг ушел в чине ефрейтора и сражался в качестве солдата ПВО в Сталинградской битве 1942-1943 годов. Георг был одним из 250 тысяч немецких солдат, которые были окружены советской армией в так называемом Сталинградском котле. После прекращения боёв он попал в лагерь для военнопленных. Только 6 тысяч из этих военнопленных вернулись домой. Георга среди них не было. Долгое время родные солдата считали его пропавшим без вести. Лишь в прошлом году семья Георга получила информацию о том, что солдат умер от тяжелых условий плена 17 марта 1943 года в Бекетовке. Возможно, он был похоронен среди 2006 солдат близ лагеря.

   История Георга и работа над проектом тронула меня и подтолкнула на посещение захоронения солдат вермахта близ Копейска. Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать. Они испытывали невероятные трудности во время войны, о которых мне рассказывал мой прадедушка: участник войны, который был командиром стрелковой роты. Правда, воевал он недолго, так как был тяжело ранен.

   Отто фон Бисмарк сказал: „Всякий, кто заглянул в стекленеющие глаза солдата, умирающего на поле боя, хорошо подумает, прежде чем начать войну“. Я искренне надеюсь, что на всей Земле восторжествует здравый смысл, и мир больше никогда не увидит войн. Спасибо за внимание», — сказал школьник в своем выступлении.

 

Немецкое лукавство: как «примирение над могилами» корректирует историю

   Родители и учителя старшеклассника поспешили сообщить, что его доклад был сильно сокращен, из-за чего некоторые положения стали выглядеть довольно неоднозначно.

   Давать оценки школьнику нет смысла, тем более что это сделали и без нас. Но есть вещи принципиальные, с которыми нельзя согласиться просто потому, что они не соответствуют исторической правде.

   Народный союз Германии по уходу за военными захоронениями существует с 1919 года. Его официальный лозунг звучит так: «Примирение над могилами — работа во имя мира».

   На первый взгляд, организация выполняет чрезвычайно благородную миссию. Но в случае со школьными (да и с другими молодежными) проектами наблюдается серьезный изъян.

   Как известно, сейчас активно продвигается концепция, которая возлагает равную вину за Вторую мировую войну на гитлеровскую Германию и Советский Союз. Вольно или невольно, но проект, в котором участвовал Николай Десятниченко и другие школьники из Нового Уренгоя, тоже оказался в русле этой линии.

   Упоминание о прадедушке, офицере Красной армии, которого школьники ставит в один ряд с солдатом вермахта, приводит к мысли: и советские, и немецкие солдаты в одинаковой степени были жертвами этой войны.

   Это совершенно не так. Для начала нужно вспомнить: на рассвете 22 июня 1941 года немецкие самолеты сбросили бомбы на советские города, а не наоборот. Нацистская Германия вторглась на территорию Советского Союза, неся смерть и разрушения.

 

План «Ост»: зачем на самом деле вермахт вторгся в СССР

   Это не было вторжение ради нейтрализации геополитического противника. Речь шла о колонизации и германизации захваченных территорий на основе расовой доктрины и концепции «жизненного пространства». Цели и задачи подобного рода были сформулированы в так называемом генеральном плане «Ост», который должен был быть реализован в течение 30 лет после победы Третьего рейха над СССР.

   На захваченных территориях планировалось полностью уничтожить еврейское население и значительно сократить славянское за счет частичного истребления и частичного выселения в Сибирь. Часть этнически близких народов предполагалось подвергнуть «онемечиванию»: в первую очередь это касалось литовцев, латышей и эстонцев.

   Ни Гитлер, ни другие лидеры Третьего рейха никогда не скрывали, какая именно судьба уготована тем, кто проживал на оккупированных территориях.

 

«Мы будем прилично относиться и к этим человеческим животным»

   Вот, например, что в одной из своих речей говорил Генрих Гиммлер: «Мы должны... вести себя по-товарищески по отношению к людям одной с нами крови и более ни с кем. Меня ни в малейшей степени не интересует судьба русского или чеха. Мы возьмём от других наций ту здоровую кровь нашего типа, которую они смогут нам дать. Если в этом явится необходимость, мы прибегнем к отбиранию у них детей и воспитанию их в нашей среде. Живут ли другие народы в благоденствии или они издыхают от голода, интересует меня лишь постольку, поскольку они нужны как рабы для нашей культуры, в ином смысле это меня не интересует. Погибнут или нет от изнурения при создании противотанкового рва 10000 русских баб, интересует меня лишь в том отношении, готов ли для Германии противотанковый ров... Если кто-нибудь придёт и скажет мне: „Я не могу сделать противотанковый ров с помощью женщин и детей, это бесчеловечно, это их погубит“, — то я отвечу ему: „Вы убийца людей вашей крови, так как, если этот ров не будет закончен, то германские солдаты погибнут, а они сыновья германских матерей“. Известно, что такое славяне. Славянин никогда не был способен сконструировать что-либо. Славяне — смешанный народ на основе низшей расы с каплями нашей крови, не способный к поддержанию порядка и к самоуправлению. Этот низкокачественный человеческий материал сегодня так же не способен поддерживать порядок, как не был способен 700 или 800 лет назад, когда эти люди призывали варягов, когда они приглашали Рюриков. Мы, немцы, единственные в мире, кто хорошо относится к животным. Мы будем прилично относиться и к этим человеческим животным. Однако было бы преступлением перед собственной кровью заботиться о них и внушать им какие бы то ни было идеалы и тем самым ещё больше затруднять нашим детям и внукам обращение с ними».

 

Приказ Кейтеля: как вермахту разрешили уничтожать мирное население

   Разумеется, проще всего сказать, что человеконенавистнические тезисы вождей Третьего рейха не имеют отношения к рядовым солдатам вермахта.

   Но вот приказ за подписью начальника верховного командования вермахта Вильгельма Кейтеля от 13 мая 1941 года «О применении военной подсудности в районе „Барбаросса“ и об особых мерах войск».

   В документе, принятом за месяц до нападения на СССР, судебная власть в отношении местного населения передавалась в руки офицеров уровня командиров батальонов и рот, которые имели полное право как расстреливать лиц, заподозренных в партизанских действиях, так и по своему усмотрению уничтожать всех жителей того или иного населенного пункта.

   Важнее всего в этом приказе раздел «Отношение к преступлениям, совершенным военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к местному населению». Он стоит того, чтобы привести его полностью:

   «1. Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок.

   2. При обсуждении подобных действий необходимо в каждой стадии процесса учитывать, что поражение Германии в 1918 г., последовавший за ним период страданий германского народа, а также борьба против национал-социализма, потребовавшая бесчисленных кровавых жертв, являлись результатом большевистского влияния, чего ни один немец не забыл.

   3. Поэтому судебный начальник должен тщательно разобраться, необходимо ли в подобных случаях возбуждение дисциплинарного или судебного преследования. Судебный начальник предписывает судебное рассмотрение дела лишь в том случае, если это требуется по соображениям поддержания воинской дисциплины и обеспечения безопасности войск. Это относится к тяжелым проступкам, связанным с половой распущенностью, с проявлением преступных наклонностей, или к проступкам, могущим привести к разложению войск. Не подлежат, как правило, смягчению приговоры за бессмысленное уничтожение помещений и запасов или других трофеев во вред собственным войскам.

   Предложение о привлечении к уголовной ответственности в каждом случае должно исходить за подписью судебного начальника.

   4. При осуждении предлагается чрезвычайно критически относиться к показаниям враждебных гражданских лиц».

 

Политика истребления

   Если говорить коротко, то данный документ де-факто освобождает немецких солдат от ответственности за преступления против мирного населения на оккупированных территориях Советского Союза. Единственное, за что солдату вермахта грозило неотвратимое наказание, — это присвоение захваченных ценностей. Убивать советских граждан — пожалуйста, воровать у фюрера — ни-ни.

   Этот документ — только один из целого массива аналогичных директив, развязывавших руки солдатам и офицерам Третьего рейха.

   Каков результат? Потери СССР в Великой Отечественной войне уточняются и подсчитываются до сих пор. Согласно данным, которые к семидесятилетию Победы обнародовало управление Минобороны России по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества, общие потери составили 26,6 миллиона человек. Из них, по разным оценкам, от 9 до 11,6 млн приходится на военнослужащих. Потери мирного населения СССР составили около 14 миллионов человек.

   Из 14 миллионов почти 7,5 миллиона были истреблены в результате непосредственно боевых действий, бомбардировок, артобстрелов, а также стали жертвами систематически проводившихся карательных операций. Еще более 4 миллионов стали жертвами гуманитарной катастрофы: голода, эпидемий, отсутствия медицинской помощи. Более 2 миллионов погибли на принудительных работах на оккупированных территориях и в Германии.

   На Нюрнбергском процессе было озвучено число жертв блокады Ленинграда: 630 тысяч человек. По оценкам ряда современных исследователей, в действительности погибло более миллиона мирных жителей.

   Ленинград в тисках блокады держали подразделения вермахта, состоявшие из тех, кого российский школьник Николай Десятниченко назвал «невинно погибшими людьми».

   Жертвами бомбардировки Сталинграда в один только день 23 августа 1942 года, по самым приблизительным подсчетам, стали более 40 тысяч человек, в основном — мирных жителей. Эти жертвы имеют прямое отношение к солдатам вермахта, оказавшимся в плену после Сталинградской битвы.

 

«Русские санитарки лежали расстрелянными с оголенной грудью»: свидетельства солдат вермахта

   В материалах Нюрнбергского процесса хранятся документальные свидетельства преступлений против мирного населения СССР, совершенных военнослужащими вермахта.

   Из показаний пленного обер-ефрейтора 2-й роты 9-й танковой дивизии Арно Швагера: «При отступлении из Курска... мы получили приказ все оставляемые нами пункты сжигать. Если городское население отказывалось оставлять свои дома, то таких жителей запирали и сжигали вместе с домами...»

   Из показаний обер-ефрейтора 2-го авиапехотного полка 4-й авиапехотной дивизии Ле-Курте: «Кроме фотоснимков я выполнял и другие работы в свободное от работы время ради своего интереса... В ноябре 1942 года я принимал участие в расстреле 92 граждан. С апреля я принимал участие в расстреле 55 человек советских граждан, я их расстрелял... Кроме этого, я ещё участвовал в карательных экспедициях, где занимался поджогом домов. Всего мной было сожжено более 30 домов в разных деревнях. Я в составе карательной экспедиции приходил в деревню, заходил в дома и предупреждал население, чтобы из домов никто не выходил, дома будем жечь. Я поджигал дома, а если кто пытался спастись, то никто не выпускался из дома, я их загонял обратно в дом или расстреливал. Таким образом, мною было сожжено более 30 домов и 70 человек мирного населения, в основном старики, женщины, дети...»

   Из воспоминаний Ганса Прюдхоффа, военнослужащего 110-го танково-гренадерского полка 11-й танковой дивизии: «По дороге я видел пленных русских солдат, которых избивали прикладами за то, что они брали воду у местного населения... Немецкие офицеры били русских женщин палками, выгоняя на уличные работы. Детей этих женщин на время работы запирали в избу. Последнее, что оставалось у населения, уничтожалось, а людей просто выгоняли из собственного дома, потому что немецкие „культуртрегеры“ не могут жить под одной крышей с русскими недочеловеками. Зимой с 1942 на 1943 г. я видел сотни пленных русских солдат, расстрелянных у дорог. Русские санитарки лежали расстрелянными с оголенной грудью, с сорванной одеждой, с оголенной нижней частью тела... Могу добавить ругательства, которыми покрывали носители германской культуры эти женские тела: „Ты совсем не возбуждаешь! — Да нет, они уже остыли. — Тогда нужно поддать огоньку, и это дело снова подогреется“...»

   Свидетельства подобного рода можно продолжать до бесконечности. Это не повод для ненависти к современным немцам, которые неповинны в грехах своих предков. Но это повод никогда и ни при каких обстоятельствах не уравнивать солдат вермахта и бойцов Красной армии.

   Если эта простая мысль не доходит до педагогов, руководителей отделов образования разного уровня, идеологов партии власти и прочих лиц, отвечающих за воспитание подрастающего поколения, то им срочно нужно менять место работы.


Руины Сталинграда

 

Почему на самом деле умер Георг Йоханн Рау?

   И все-таки хотелось бы вернуться к трагической судьбе Георга Йоханна Рау. Потому что даже здесь, судя по всему, стараниями Народного союза Германии по уходу за военными захоронениями допущено грубейшее передергивание фактов.

   Нам сообщают, что «солдат умер от тяжелых условий плена 17 марта 1943 года в Бекетовке». Воображение рисует жуткую картину эксплуатации несчастного немецкого солдата мстительными советскими гражданами, в результате чего он и скончался.

    Но давайте посмотрим фактам в лицо. Формально Сталинградская битва завершилась 2 февраля 1943 года. Но «зачистка» и принятие в плен последних военнослужащих 6-й армии Паулюса продолжалось вплоть до 22 февраля 1943 года. Всего в период с 10 января по 22 февраля 1943 года в городской черте Сталинграда были взяты в плен 91 545 человек.

   Для размещения этой огромной массы людей был экстренно создан лагерь № 108 с центром в сталинградском рабочем посёлке Бекетовка.

   В плен попали люди, которые последние три месяца находились на грани голодной смерти, вызванной острейшим дефицитом продовольствия. Они были крайне истощены и нуждались в экстренной помощи.

   Для них делали все, что возможно. Однако не было у Советского Союза в 1943 году пятизвездочных отелей и «мишленовских» ресторанов для приема гостей города на Волге. Проблемой было накормить и вылечить мальчишек и девчонок, выживших в руинах Сталинграда. В блокаде оставался Ленинград. В тылу женщины и подростки делали снаряды, гранаты и автоматы для нужд фронта, получая скудный паек.

   Пленным солдатам Паулюса честно выделяли то, чем сами располагали. Несмотря на это, от последствий голодных месяцев окружения к июню 1943 года умерло 27 078 немецких солдат и офицеров. К этому же времени на излечении в госпиталях находились 35 099 пленных.

   Усилия советских медиков дали результаты: смертность снизилась в разы. С лета 1943 по начало 1949 года, когда состоялась массовая репатриация военнопленных в Германию, в лагере скончались по разным причинам 1777 человек.

   Последний факт: согласно показаниям немецких военнопленных, в последний период существования Сталинградского котла нормы выдачи хлеба в разных подразделениях колебались от 25 до 100 грамм в день.

   Норма хлеба, установленная во фронтовых лагерях военнопленных в соответствии с директивами Генштаба и НКВД, составляла 600 грамм ржаного хлеба в день.

   Для многих солдат армии Паулюса плен действительно стал избавлением. Георгу Йоханну Рау не повезло. Но «тяжелые условия плена» тут ни при чем.

 

   Источник: http://www.aif.ru/

Главные военные преступления фашистов в Сталинграде

Главные военные преступления фашистов в Сталинграде


   Автор: Иван Прошкин

   Недавнее выступление в Бундестаге школьника из Нового Уренгоя, рассказавшего о «невинно убиенных» солдатах Вермахта, кажется, видели уже все. Смысл слов молодого человека в том, что сами немецкие солдаты были ни в чем не виноваты, а несут ответственность исключительно руководители нацистской Германии и офицерство, которое гнало «несчастных» на убой. Подобные утверждения – абсолютная ложь, поскольку как во время, так и после Великой Отечественной войны выявлено и задокументировано огромное количество преступлений разной степени тяжести, совершенных немецкими вояками в СССР. Одним из свидетелей нечеловеческой жестокости Вермахта стал город-герой Сталинград.


Борьба с «низшей расой»

   Руководство гитлеровской Германии считало славян «низшей расой». За несколько месяцев до начала Великой Отечественной войны был выпущен указ об особой подсудности в районах операции «Барбаросса» против СССР. В документе прямо говорилось, что солдаты Вермахта освобождаются от ответственности за любые совершенные по отношению к местному населению или советским солдатам преступления.

   Оголтелая пропаганда «расовой неполноценности» славян вкупе с изданным приказом об особой подсудности должны были сделать из немецких солдат машины для убийств, не знающие жалости и сострадания к «унтерменшам». Этим и объясняется звериная жестокость, с которой Вермахт вел себя на оккупированной территории СССР. Потери гражданского населения Советского Союза составили около 14 миллионов человек. Немцы разрушили 1700 городов и более 70 тысяч деревень и сел.


Ад Сталинграда

   Самой «горячей» точкой Великой Отечественной войны стал Сталинград, где до начала боевых действий жили 450 тысяч человек. 23 августа 1942 года немецкая авиация совершила массированную атаку на город. За сутки непрерывных бомбежек было убито 90 тысяч человек, разрушено около 70% жилого фонда.

   Во время осенних боев немцам удалось занять Баррикадный, Тракторозаводский, Ворошиловский и другие районы Сталинграда, оттеснив советские войска на узкую полосу вдоль Волги. На захваченной территории солдаты Вермахта застали более 200 тысяч жителей. Немецкая администрация установила жестокий оккупационный режим.

   Сталинград, бывший купеческий Царицын, был довольно благополучным по советским меркам городом. Сразу же после начала оккупации немецкие солдаты бросились грабить местное население.

   Как признавался один из участников Сталинградской битвы лейтенант Аутергоф, немецкие солдаты грабили город так, как ни один другой до этого. Комендант Сталинграда генерал-майор Ленинг писал в одном из писем, что в одном из последних рейдов поживился 14 коврами, несколькими ящиками фарфоровой посуды и килограммами столового серебра.

   Немцы подвергли грабежу и общественные здания и квартиры. Солдаты Вермахта бесцеремонно вламывались в жилище и забирали все, что попадалось им под руку. Не гнушались даже детскими платьями и бельем. Задокументированные факты говорят о многих тысячах подобных преступлений, совершенных «невинно убиенными» гитлеровскими вояками.


Не люди, но звери

   Так, в октябре 1942 году немцы ворвались в квартиру рабочего завода «Красный Октябрь» Георгия Зотова. У него отобрали все оставшиеся в доме продукты питания, одежду и посуду. Рабочий попытался оказать сопротивление. За это его расстреляли вместе с матерью, женой и двумя детьми (3 и 7 лет).

   Людей грабили и на улицах. Так, в Баррикадном районе оккупанты напали на некую Инину Е.Д., сорвали с нее шубу и даже чулки с ног. Пытавшуюся убежать женщину несколько солдат до смерти забили прикладами. В октябре 1942 года двое немцев ограбили и избили молодую девушку с грудным ребенком. После этого их обоих расстреляли, а награбленные вещи поделили между собой.

   В определенной степени преступления немцев против гражданского населения мотивировались злобой. Оккупанты не ожидали столь упорного и героического сопротивления советских войск, а потому мстили и вымещали свою злобу на беззащитных горожанах.

   Жестоким репрессиям подверглись и оставшиеся в Сталинграде евреи, а также члены Коммунистической партии. Так, в районе завода «Красный Октябрь» фашисты расстреляли шесть мирных жителей, которые укрывали партизана.

   Отмечались и множественные факты зверских изнасилований жительниц города. Например, ноябре 1942 года трое солдат Вермахта прямо на глазах мужа и детей изнасиловали жену 25-го шофера 25-го строительного участка. Точное число изнасилований советских женщин в Сталинграде до сих пор неизвестно, однако совершенно точно ясно, что таких случаев было тысячи или даже десятки тысяч.


Участь военнопленных

   В сентябре 1942 года в селе Алексеевка рядом со Сталинградом немцы создали лагерь для советских военнопленных Дулаг-205. В соответствии с материалами государственной комиссии, приступившей к обследованию местности в феврале 1943 года, в лагере было замучено около пяти тысяч граждан СССР. По другим данным, в нем содержалось более шести тысяч человек, причем не только военнопленных, но и гражданских лиц из числа горожан.

   Живых в Дулаг-205 осталось только несколько сотен человек. Как установила комиссия. смертность в лагере от издевательств, голода и холода составляла от 50 до 60 человек в сутки.


Уничтоженный город

   Всего «невинно убиенные» немецкие солдаты уничтожили 85 школ, 107 детских садов, пять театров, шесть кинотеатров, библиотеки, все учебные заведения города, более 20 больниц и поликлиник, не менее 200 детских садов.

   Были полностью разрушены системы жизнеобеспечения города, уничтожена его транспортная система, не осталось магазинов и столовых. В начале сражения в городе насчитывалось в общей сложности 36 тысяч общественных и частных зданий. В феврале 1943 года их осталось не более тысячи.


Геноцид

   К окончанию битвы в городе осталось около 30 тысяч мирных жителей, из них семь – в Центральном районе. Все они ютились в нечеловеческих условиях. Ограбленные, избитые, замученные и изувеченные, голодные и замерзшие, они сполна хлебнули горькую чашу фашистской оккупации.

   По подсчетам историков, за время нахождения немцев в Сталинграде погибло не менее 40 тысяч горожан, более 50 тысяч (по другим 70) были угнаны на работу в Германию. Половина из них погибла по дороге. Но точной цифры замученных гитлеровцами жителей Сталинграда до сих пор нет.


   © Русская Семерка

   Источник: http://russian7.ru/

ВИСКИ ПАМЯТИ СОЛОУХИНА


   Автор: Чуев Феликс Иванович


   Не позвонит Володя Солоухин. Никогда не позвонит. Его отпели в храме Христа Спасителя, и патриарх сказал речь. Умер Владимир Алексеевич в 1997-м, 4 апреля, как раз в день моего рождения.

   А ведь совсем незадолго позвонил, привычно окая:

   – Володя Солоухин это.

   Я собирался прийти к нему с бутылкой шотландского виски, потому что ему нравились слова из песни Вертинского:

 

   Как хорошо с приятелем вдвоем

   Сидеть и пить простой шотландский виски…

 

    «Простой шотландский виски»,- повторял он, со смехом выделяя «простой».

   Как-то он пригласил меня на дачу в Переделкино и говорит:

   – Я недавно был в Пориже и прикупил там одну коссетку, Вертинский, «Песня о Сталине». Думаю, кому подарить? Конечно, Феликсу!

   Мы тут же прокрутили «коссетку»:

 

   Чуть седой, как серебряный тополь,

   Он стоит, принимая парад.

   Сколько стоил ему Севастополь,

   Сколько стоил ему Сталинград!

 

   Удивительная песня. Тем более Вертинский, в эмиграции. У нас в стране-то понятно. В сороковые годы у каждого советского певца была «своя» песня о Сталине. Максим Дормидонтович Михайлов паровозным басом гудел:

 

   И смотрит с улыбкою Сталин,

   Советский простой человек.

 

   Великий Лемешев выводил бархатным тенором:

 

   Богатырь народ-герой советский

   Славит Сталина-отца.

 

   Без голоса, но с чувством пел Утесов:

 

   Так пять моряков умирали

   На крымской горящей земле,

   Но клятву матросскую Сталин

   Услышал в далеком Кремле.

 

   Бодро звенели голоса Бунчикова и Нечаева:

 

   Сталинской улыбкою согрета,

   Радуется наша детвора.


   А кто-то из знаменитых, «народных» певиц щемящим откровением французской матери едва не доводил слушателей до слез:

 

   И хоть вы не верите в Бога,

   Но все же я вам признаюсь:

   В своей комнатушке убогой

   За ваше здоровье молюсь.

 

   Так было. Но Вертинский, его-то кто «за хвост тянул»? А он, грассируя, выводил:

 

   Как высоко вознес он державу.

   Вождь советских народов – друзей,

   И какую всемирную славу

   Создал он для Отчизны своей!

   …Тот же взгляд. Те же речи простые.

   Так же скупы и мудры слова.

   Над военною картой России

   Поседела его голова.

 

   На даче Солоухина на стене – портреты последнего царя и царицы, фотография царской семьи. Мы не сходились во взглядах, скажем так, не во всем сходились, но это не мешало нам дружески общаться. Видимо, сказывалось то, что наши взгляды давно устоялись и состоялись, и каждый с уважением знал об этом.

   – Что ж ты с Николашкой Кровавым носишь кольцо? - спросил у него один из писателей в Доме литераторов, указывая на перстень, сделанный из царской золотой монеты с изображением самодержца.

   – Для кого Николашка, а для кого государь-император Николай Александрович,- поправил вопрошающего Солоухин. – И не такой уж он был кровавый, если разобраться. У Феликса тезка куда покровавее был, – подразумевал он, конечно, Феликса Дзержинского.

   Надо сказать, в ту пору так называемого застоя ему доставалось за убеждения, как, впрочем, и мне за свои. В 1972 году и его, и меня вызвали на заседание партийного бюро. Предлог сформулировал председательствующий Сергей Васильевич Смирнов: «партизанская уплата членских взносов». Дело было в том, что мы платили взносы не лучше и не хуже других поэтов: гонорары непостоянны и непредсказуемы по времени. А главная причина нашего «промывания» заключалась, конечно, в его монархизме и моем сталинизме. «Неспроста нас с тобой вдвоем вызвали»,- сказал я Солоухину. «Ох, неспроста, неспроста»,- согласился он. Мы поехали после бюро к нему на московскую квартиру, и он упоенно читал опубликованные за рубежом стихи Цветаевой:

 

   Белогвардейцы!

   Белые грузди армии русской!

 

   И еще:

 

   Вопрос, как громом грянет:

   Где вы были?

   Ответ, как громом, грянет:

   – На Дону!


   – Я к тебе давно присматриваюсь, - признался Владимир Алексеевич. – Сначала не относился серьезно, думаю: Сталин, Сталин… А потом смотрю: ты прав. Он, конечно, был монарх. Ты молодой, не помнишь. А я был в войну кремлевским курсантом и видел его довольно близко. Стою на часах, осень, благолепие, Иван Великий золотится… Выходит на крыльцо Иосиф Виссарьоныч. По леву руку- патриарх Всея Руси Алексий, по праву…

   – Молотов, наверно,- вставил я.

   – Митрополит Крутицкий и Коломенский, - не моргнув, поправил меня Солоухин. – А чего ты улыбаешься? Попов уважал. Сказывалось семинарское образование…

   В очередную встречу с Молотовым я рассказал ему об этом разговоре с Солоухиным, назвав его «один писатель». Вячеслав Михайлович посмеялся, догадавшись, конечно, кто это был, и в шутку спросил:

   – А этот писатель вас не заставляет молиться?

   Году в 1975-м я помогал Солоухину продать его машину - старый «газик». Этого видавшего виды «козла» купили мои знакомые грузины.

   – Попроси лишнюю тысчёнку, у них денег много, а мне пригодится, – сказал он.

   Грузины заплатили ему нормально, и мы еще несколько дней сидели за столом и, конечно, говорили о Сталине. Владимир Алексеевич рассказал, как во время его кремлевской службы в 1942 году приезжал Черчилль, шли переговоры со Сталиным. Солоухин как раз нес службу и поглядывал на дверь, которая по его рассчетам вот-вот должна была распахнуться. По дорожке он приблизился к двери, чтобы, когда появятся высокие лица, застыть на месте и есть глазами начальство. Так было положено.

   Так и вышло. Открылась дверь, возникли Сталин и Черчилль со свитой, и младший сержант Солоухин встал, как вкопанный. Приблизившись к нему, Черчилль остановился, внимательно разглядывая русского солдата,- была такая привычка у английского премьера: он как бы пытался понять, что же это за народ, как эти русские могут противостоять всемогущим арийцам? Порой он даже пуговицы крутил у солдат на шинелях, всматриваясь в глаза солдат…

   Писатель Василий Шкаев, служивший в войну в советском посольстве в Англии помощником военно- морского атташе, рассказывал, как Черчилль остановился возле него и стал принюхиваться.

   – Вот так и должно пахнуть от моряка, – сказал сэр Уинстон, – одеколоном и коньяком!

   И вот Черчилль вплотную подошел к русскому парню в военной форме и разглядывал его.

   «Все тоже остановились, и Сталин, конечно. А я был высокий, здоровый, молодой, красивый», - вспоминательно окает Солоухин.

   – Да, с такими солдатами вы войну не проиграете! – произнес Черчилль. Но присутствующие выжидательно смотрели на Сталина. Он стоял молча, по обыкновению заложив правую руку за борт своей солдатской шинели. И не сразу, через некоторое мгновение, потрогал усы и двинулся дальше. Он не улыбнулся, нет, но так потрогал усы, что все поняли: он доволен. А это было высшей наградой для советского человека. Сталин не сказал ни слова, но на другой день в Кремле построили часть, и младшему сержанту Солоухину генерал объявил благодарность – «за образцовое несение караульной службы и отличную строевую выправку».

   – Он, конечно, был монарх, - заключил Владимир Алексеевич.- При нем в Кремль свезли царских орлов, трон появился.

   – Он всегда там стоял,- заметил я.

   – На почетное место передвинули, – уточнил Солоухин. – Лет десять бы он ещё пожил – короновался бы! Ты зря смеешься, – обратился он ко мне. – Авторитет у него был огромный, мир его уважал и боялся, а народ и почитал, и искренне любил. Так что все к этому шло. А оно и неплохо было бы!

   Владимир Алексеевич, как говорится, спал и видел торжественный выезд государя-императора из Спасских ворот, и великий коммунист и державник Сталин вполне устраивал его в этой роли.

   – Никто не знает, что делал Сталин в первый день войны, пишут что растерялся. А это не так.

   – А что он делал? - спросил кто-то из присутствующих.

   – Молился о ниспослании победы. - Такова версия Солоухина.

<...>

   Как-то Солоухин сказал мне:

   – А почему бы тебе не составить сборник стихотворений, написанных разными поэтами о Сталине, – ведь его воспевали все – от Ахматовой до Евтушенко! Прелюбопытная получилась бы книжечка, хе-хе! Ты это знаешь, тебе и карты в руки, а я написал бы предисловие.

   Так и сделали. Я покопался в старых поэтических сборниках, составил книжку под названием «Дорогой подарок». Некоторые авторы были представлены не только хвалебными одами вождю, но и прямо противоположными по настроению и оценкам стихами на ту же тему, на небольшое время отстоящими друг от друга. Рукопись с солоухинским предисловием была готова, но так и не вышла в свет из-за финансовых трудностей нашего спонсора. А другие почему-то не хотели…

   Мы встречались, перезванивались. Я обнаружил свою дневниковую запись 21 декабря 1996 года:

   «Позвонил Володя Солоухин, поздравил со Статьей о Рокоссовском в «Советской России»:

   – Сегодня еще кой у кого день рождения, – заметил он, имея ввиду Сталина.

   Солоухину 73-й год. Он болеет. Я сказал ему, что мои знакомые и в 96 неплохо себя чувствовали.

   – Я думаю, они пили кой-чего, – предположил Солоухин. – А вот Сталину кто-то помог умереть – это сто процентов!»

   Последний мой разговор с ним. Как будто позвонил, чтоб попрощаться…

   А 8 апреля его отпевали в еще не законченном храме Христа Спасителя...

<...>

   …Хотел я прийти к Солоухину с бутылкой виски.

   Не получилось. Предполагаем, а нами располагают. И вот я сижу один и пью «простой шотландский», как положено, со льдом и тоником, поминаю тебя, Владимир Алексеевич. Мы не были близкими друзьями, но что-то тянуло к тебе - не только магнетизм твоего самобытного таланта.

   Ты жил, как хотел, и написал то, что хотел. Тебе и сейчас многие могут позавидовать, ибо лучшая участь для талантливого человека в России – умереть, чтобы остаться.


   Текст без сокращений смотри: https://biography.wikireading.ru/85779

О масштабах политических репрессий в СССР

Рисунок: http://artyushenkooleg.livejournal.com/


О масштабах политических репрессий в СССР


Источник: http://www.politpros.com/journal/read/?ID=783

Автор: В.Н. Земсков.

 

Сквозь дебри спекуляций, извращений и мистификаций

   Человеческая жизнь бесценна. Убийство невинных людей нельзя оправдать — будь то один человек или миллионы. Но исследователь не может ограничиваться нравственной оценкой исторических событий и явлений. Его долг — воскрешение подлинного облика нашего прошлого. Тем более, когда те или иные его аспекты становятся объектом политических спекуляций. Всё это в полной мере относится к проблеме статистики (масштаба) политических репрессий в СССР. В настоящей статье сделана попытка объективно разобраться в этом остром и болезненном вопросе.

   К концу 1980—х годов историческая наука оказалась перед острой необходимостью доступа к секретным фондам силовых ведомств (бывшим и настоящим), так как в литературе, по радио и телевидению постоянно назывались разные оценочные, виртуальные цифры репрессий, ничем не подтверждённые, и которых нам, профессиональным историкам, нельзя было вводить в научный оборот без соответствующего документального подтверждения.

   Во второй половине 1980—х годов на какое—то время сложилась несколько парадоксальная ситуация, когда снятие запрета на публикацию работ и материалов по этой теме сочеталось с традиционным недостатком источниковой базы, так как соответствующие архивные фонды по—прежнему были закрыты для исследователей. По своему стилю и тональности основная масса публикаций периода горбачёвской «перестройки» (да и позднее тоже) носила, как правило, резко разоблачительный характер, находясь в русле развернутой тогда пропагандистской антисталинской кампании (мы имеем прежде всего в виду многочисленные публицистические статьи и заметки в газетах, журнале «Огонек» и т. п.). Скудность конкретно—исторического материала в этих публикациях с лихвой перекрывалась многократно преувеличенной «самодельной статистикой» жертв репрессий, поражавшей читательскую аудиторию своим гигантизмом.

   В начале 1989 года по решению Президиума Академии наук СССР была создана комиссия Отделения истории АН СССР во главе с членом—корреспондентом Академии наук Ю.А.Поляковым по определению потерь населения. Будучи в составе этой комиссии, мы в числе первых историков получили доступ к ранее не выдававшейся исследователям статистической отчётности ОГПУ—НКВД—МВД—МГБ, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР, находившейся на специальном хранении в Центральном государственном архиве Октябрьской революции (ЦГАОР СССР), переименованном ныне в Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ).

   Комиссия Отделения истории действовала в конце 80—х — начале 90—х годов и уже тогда нами была опубликована серия статей по статистике репрессий, заключённых, спецпоселенцев, перемещённых лиц и т. д.* В дальнейшем и до настоящего времени мы продолжали эту работу.

   Ещё в начале 1954 года в МВД СССР была составлена справка на имя Н.С.Хрущева о числе осуждённых за контрреволюционные преступления, то есть по 58—й статье Уголовного кодекса РСФСР и по соответствующим статьям УК других союзных республик, за период 1921—1953 годов. (Документ подписали три человека — Генеральный прокурор СССР Р.А.Руденко, министр внутренних дел СССР С.Н.Круглов и министр юстиции СССР К.П.Горшенин).

   В документе говорилось, что, по имеющимся в МВД СССР данным, за период с 1921 года по настоящее время, то есть до начала 1954 года, за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 чел., в том числе к высшей мере наказания — 642 980 (см.: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 9401. Оп. 2. Д. 450).

   В конце 1953 года в МВД СССР была подготовлена ещё одна справка. В ней на основе статистической отчетности 1—го спецотдела МВД СССР называлось число осуждённых за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления за период с 1 января 1921 года по 1 июля 1953 года — 4 060 306 человек (5 января 1954 г. на имя Г.М.Маленкова и Н.С.Хрущева было послано письмо за подписью С.Н.Круглова с содержанием этой информации).

   Эта цифра слагалась из 3 777 380 осужденных за контрреволюционные преступления и 282 926 — за другие особо опасные государственные преступления. Последние были осуждены не по 58—й, а по другим приравненным к ней статьям; прежде всего по пп. 2 и 3 ст. 59 (особо опасный бандитизм) и ст. 193—24 (военный шпионаж). К примеру, часть басмачей была осуждена не по 58—й, а по 59—й статье. (См. таблицу № 1).

Таблица 1.

Число осужденных за контрреволюционные

и другие особо опасные государственные преступления

в 1921—1953 годы

Годы

Всего осужденных (чел.)

В том числе

высшая мера

лагеря, колонии и тюрьмы

ссылка и высылка

прочие меры

1921

35 829

9 701

21 724

1 817

2 587

1922

6 003

1 962

2 656

166

1 219

1923

4 794

414

2 336

2 044

1924

12 425

2 550

4 151

5 724

1925

15 995

2 433

6 851

6 274

437

1926

17 804

990

7 547

8 571

696

1927

26 036

2 363

12 267

11 235

171

1928

33 757

869

16 211

15 640

1 037

1929

56 220

2 109

25 853

24 517

3 741

1930

208 069

20 201

114 443

58 816

14 609

1931

180 696

10 651

105 683

63 269

1 093

1932

141 919

2 728

73 946

36 017

29 228

1933

239 664

2 154

138 903

54 262

44 345

1934

78 999

2 056

59 451

5 994

11 498

1935

267 076

1 229

185 846

33 601

46 400

1936

274 670

1 118

219 418

23 719

30 415

1937

790 665

353 074

429 311

1 366

6 914

1938

554 258

328 618

205 509

16 842

3 289

1939

63 889

2 552

54 666

3 783

2 888

1940

71 806

1 649

65 727

2 142

2 288

1941

75 411

8 011

65 000

1 200

1 210

1942

124 406

23 278

88 809

7 070

5 249

1943

78 441

3 579

68 887

4 787

1 188

1944

75 109

3 029

70 610

649

821

1945

123 248

4 252

116 681

1 647

668

1946

123 294

2 896

117 943

1 498

957

1947

78 810

1 105

76 581

666

458

1948

73 269

72 552

419

298

1949

75 125

64 509

10 316

300

1950

60 641

475

54 466

5 225

475

1951

54 775

1 609

49 142

3 425

599

1952

28 800

1 612

25 824

773

591

1953 (1—е полугодие)

8 403

198

7 894

38

273

Итого

4 060 306

799 455

2 634 397

413 512

215 942

 

   Примечание: В период с июня 1947 года по январь 1950 года в СССР была отменена смертная казнь. Этим объясняется отсутствие смертных приговоров в 1948–1949 годах. Под прочими мерами наказания имелись в виду зачёт времени нахождения под стражей, принудительное лечение и высылка за границу.

   Следует иметь в виду, что понятия «арестованные» и «осуждённые» не являются тождественными. В общую численность осуждённых не входят те арестованные, которые в ходе предварительного следствия, то есть до осуждения, умерли, бежали или были освобождены.

   Вплоть до конца 1980—х годов в СССР эта информация являлась государственной тайной. Впервые подлинная статистика осуждённых за контрреволюционные преступления (3 777 380 за 1921—1953 гг.) была опубликована в сентябре 1989 года в статье В.Ф.Некрасова в «Комсомольской правде». Затем более подробно эта информация излагалась в статьях А.Н.Дугина (газета «На боевом посту», декабрь 1989 г.), В.Н.Земскова и Д.Н.Нохотович («Аргументы и факты», февраль 1990 г.), в других публикациях В.Н.Земскова и А.Н.Дугина. Число осуждённых за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления (4 060 306 за 1921—1953 гг.) впервые было обнародовано в 1990 году в одной из статей члена Политбюро ЦК КПСС А.Н.Яковлева в газете «Известия». Более подробно эту статистику (I спецотдела МВД), с динамикой по годам, опубликовал в 1992 году В.П.Попов в журнале «Отечественные архивы».

   Мы специально привлекаем внимание к этим публикациям, потому что именно в них содержится подлинная статистика политических репрессий. В конце 1980—х — начале 1990—х годов они являлись, образно говоря, каплей в море по сравнению с многочисленными публикациями иного рода, в которых назывались недостоверные цифры, как правило, многократно преувеличенные.

   Реакция общественности на публикацию подлинной статистики политических репрессий была неоднозначной. Нередко высказывались предположения, что это фальшивка. Публицист А.В.Антонов—Овсеенко, акцентируя внимание на том, что эти документы подписывали такие заинтересованные лица, как Руденко, Круглов и Горшенин, внушал в 1991 году читателям «Литературной газеты»: «Служба дезинформации была на высоте во все времена. При Хрущёве тоже… Итак, за 32 года — менее четырёх миллионов. Кому нужны такие преступные справки, понятно» (Антонов—Овсеенко А.В. Противостояние // Литературная газета, 3 апреля 1991 г. С. 3). Несмотря на уверенность А.В.Антонова—Овсеенко, что эта статистика является дезинформацией, мы позволим себе смелость утверждать, что он ошибается. Это подлинная статистика, составленная путём суммирования за 1921—1953 годы соответствующих данных, имеющихся в I спецотделе. Этот спецотдел, входивший в разное время в структуру ОГПУ, НКВД, МГБ (с 1953 г. и по настоящее время — МВД), занимался сбором полной информации о числе осуждённых по политическим мотивам у всех судебных и внесудебных органов. I спецотдел — это орган не дезинформации, а сбора всеобъемлющей объективной информации.

   Вслед за А.В.Антоновым—Овсеенко с резкой критикой в наш адрес выступил в 1992 году другой публицист — Л.Э.Разгон (Разгон Л.Э. Ложь под видом статистики: Об одной публикации в журнале «Социологические исследования» // Столица. 1992. № 8. С. 13—14). Смысл обвинений Антонова—Овсеенко и Разгона сводился к тому, что, мол, В.Н.Земсков занимается фальсификацией, оперируя сфабрикованной статистикой, и что документы, которыми он пользуется, будто бы недостоверны и даже фальшивы. Причём Разгон намекал на то, что Земсков причастен к изготовлению этих фальшивых документов. При этом они не смогли подкрепить подобные обвинения сколько—нибудь убедительными доказательствами. Мои ответы на критику Антонова—Овсеенко и Разгона в наш адрес были опубликованы в 1991—1992 годах в академических журналах «История СССР» и «Социологические исследования» (см.: История ССР. 1991. № 5. С. 151—152; Социологические исследования. 1992. № 6. С. 155—156).

   Резкое неприятие Антоновым—Овсеенко и Разгоном наших публикаций, опирающихся на архивные документы, вызывалось также их стремлением «спасти» свою «самодельную статистику», не подтверждавшуюся никакими документами и являвшуюся не более чем плодом их собственного фантазирования. Так, Антонов—Овсеенко ещё в 1980 году опубликовал в США на английском языке книгу «Портрет тирана», где назвал число арестованных по политическим мотивам только за период 1935—1940 годов — 18,8 млн. человек (см.: Antonov—Ovseenko A. The Time of Stalin: Portrait of a Tyrany. — New York. 1980. P. 212). Наши же публикации, с опорой на архивные документы, прямо разоблачали эту «статистику» как чистое шарлатанство. Отсюда и проистекали их, Антонова—Овсеенко и Разгона, неуклюжие попытки представить дело так, что их «статистика» правильная, а Земсков якобы является фальсификатором и публикует сфабрикованную статистику.

   Со стороны Л.Э.Разгона была предпринята попытка противопоставить архивным документам свидетельства репрессированных сотрудников НКВД, с которыми он общался в заключении. По словам Разгона, «в начале 1940 года встретившийся мне на одной из пересылок бывший начальник финансового отдела НКВД на вопрос: “Сколько же посадили?” — призадумался и ответил: знаю, что на 1 января 1939 года в тюрьмах и лагерях находилось около 9 миллионов живых заключённых» (Разгон Л.Э. Ложь под видом статистики: Об одной публикации в журнале «Социологические исследования» // Столица. 1992. № 8. С. 14). Нам, профессиональным историкам, прекрасно известно, насколько сомнительна подобного рода информация и как опасно вводить её в научный оборот без тщательной проверки и перепроверки. Детальное изучение текущей и сводной статистической отчётности НКВД привело, как и следовало ожидать, к опровержению указанного «свидетельства» — в действительности в начале 1939 года в лагерях, колониях и тюрьмах насчитывалось около 2 млн. заключённых, из них 1 млн. 317 тыс. — в лагерях (см.: ГАРФ. Ф. 9413. Оп. 1. Д. 6. Л. 7—8; Ф. 9414. Оп. 1. Д. 1154. Л. 2—4; Д. 1155. Л. 2, 20—22).

   Попутно заметим, что общее число заключённых во всех местах лишения свободы (лагеря, колонии, тюрьмы) на определённые даты редко когда превышало 2,5 млн. Обычно оно колебалось в разные периоды от 1,5 млн. до 2,5 млн. Наивысшее количество заключённых за всю советскую историю нами зафиксировано по состоянию на 1 января 1950 года — 2 760 095 человек, из них 1 416 300 — в лагерях, 1 145 051 — в колониях и 198 744 — в тюрьмах (см.: ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 330. Л. 55; Д. 1155. Л. 1—3; Д. 1190. Л. 1—34; Д. 1390. Л. 1—21; Д. 1398. Л. 1; Д. 1426. Л. 39; Д. 1427. Л. 132–133, 140–141, 177—178).

   Поэтому нельзя всерьёз воспринимать, к примеру, утверждения того же А.В.Антонова—Овсеенко, что после войны в лагерях и колониях ГУЛАГа содержалось 16 млн. заключённых (см.: Антонов—Овсеенко А.В. Противостояние // Литературная газета, 3 апреля 1991 г. С. 3). Надо понимать, что на ту дату, которую имеет в виду Антонов—Овсеенко (1946 г.), в лагерях и колониях ГУЛАГа содержалось не 16 млн., а 1,6 млн. заключённых. Следует всё—таки обращать внимание на запятую между цифрами.

   А.В.Антонов—Овсеенко и Л.Э.Разгон были бессильны предотвратить массовый ввод в научный оборот архивных документов, включая и ненавистную им статистику репрессий. Данное направление исторической науки стало прочно опираться на документальную архивную базу (и не только в нашей стране, но и за рубежом). В этой связи в 1999 году А.В.Антонов—Овсеенко, по—прежнему пребывая в глубоко ошибочном убеждении, что опубликованная Земсковым статистика является фальшивой, а его, Антонова—Овсеенко, «собственная статистика» якобы правильной (в действительности — чудовищно извращенной), вновь с прискорбием констатировал: «Служба дезинформации была на высоте во все времена. Жива она и в наши дни, иначе как объяснить “сенсационные” открытия В.Н.Земскова? К сожалению, явно сфальсифицированная (для архива) статистика облетела многие печатные издания и нашла сторонников среди учёных» (Антонов—Овсеенко А.В. Черные адвокаты // Возрождение надежды. — М., 1999. № 8. С. 3). Этот «крик души» был не более чем гласом вопиющего в пустыне, бесполезным и безнадёжным (для Антонова—Овсеенко). Идея «явно сфальсифицированной (для архива) статистики» уже давно воспринимается в учёном мире как на редкость нелепая и абсурдная; подобные оценки не вызывают иной реакции, кроме недоумения и иронии.

   Таков был закономерный результат схватки между профессионализмом и дилетантизмом — ведь в конечном итоге профессионализм обязан победить. «Критика» Антонова—Овсеенко и Разгона в наш адрес находилась тогда в общем русле наступления воинствующего дилетантизма с целью подмять под себя историческую науку, навязать ей свои правила и приемы научного (вернее — псевдонаучного) исследования, с профессиональной точки зрения совершенно неприемлемые.

   Свою лепту в фальсификацию вопроса о численности заключённых внёс и Н.С.Хрущёв, который написал в своих мемуарах: «…Когда Сталин умер, в лагерях находилось до 10 млн. человек» (Мемуары Никиты Сергеевича Хрущёва // Вопросы истории. 1990. № 3. С. 82). Если даже понимать термин «лагеря» широко, включая в него также колонии и тюрьмы, то и с учётом этого в начале 1953 года насчитывалось около 2,6 млн. заключённых (см.: Население России в XX веке: Исторические очерки. — М., 2001. Т. 2. С. 183). В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) хранятся копии докладных записок руководства МВД СССР на имя Н.С.Хрущёва с указанием точного числа заключённых, в том числе и на момент смерти И.В.Сталина. Следовательно, Н.С.Хрущёв был прекрасно информирован о подлинной численности заключённых и преувеличил её почти в 4 раза преднамеренно.

   Большой резонанс в обществе вызвала публикация Р.А.Медведева в «Московских новостях» (ноябрь 1988 г.) о статистике жертв сталинизма (см.: Медведев Р.А. Наш иск Сталину // Московские новости, 27 ноября 1988 г.). По его подсчётам, за период 1927—1953 годов было репрессировано около 40 млн. человек, включая раскулаченных, депортированных, умерших от голода в 1933 году и др. В 1989—1991 годы эта цифра была одной из наиболее популярных при пропаганде преступлений сталинизма и довольно прочно вошла в массовое сознание.

   На самом деле такого количества (40 млн.) не получается даже при самом расширенном толковании понятия «жертвы репрессий». В эти 40 млн. Р.А.Медведев включил 10 млн. раскулаченных в 1929—1933 годы (в действительности их было около 4 млн.), почти 2 млн. выселенных в 1939—1940 годы поляков (в действительности — около 380 тыс.), и в таком духе абсолютно по всем составляющим, из которых слагалась эта астрономическая цифра.

   Однако эти 40 млн. скоро перестали удовлетворять «растущим потребностям» определённых политических сил в очернении отечественной истории советского периода. В ход пошли «изыскания» американских и других западных советологов, согласно которым в СССР от террора и репрессий погибли 50—60 млн. человек. Как и у Р.А.Медведева, все составляющие подобных расчётов были чрезвычайно завышены; разница же в 10—20 млн. объяснялась тем, что Р.А.Медведев начинал отсчёт с 1927 года, а западные советологи — с 1917—го. Если Р.А.Медведев оговаривал в своей статье, что репрессии не всегда смерть, что большая часть раскулаченных осталась жива, что из репрессированных в 1937—1938 годы расстреляна меньшая часть и т. д., то ряд его западных коллег называл цифру в 50—60 млн. человек как физически истреблённых и умерших в результате террора, репрессий, голода, коллективизации и др. Словом, потрудились над выполнением заказов политиков и спецслужб своих стран с целью дискредитировать в наукообразной форме своего противника по «холодной войне», не гнушаясь фабриковать прямую клевету.

   Это, конечно, не означает, что в зарубежной советологии не было исследователей, старавшихся объективно и добросовестно изучать советскую историю. Крупные учёные, специалисты по советской истории А.Гетти (США), С.Виткрофт (Австралия), Р.Дэвис (Англия), Г.Риттершпорн (Франция) и некоторые другие подвергали открытой критике исследования большинства советологов и доказывали, что в действительности число жертв репрессий, коллективизации, голода и т. д. в СССР было значительно меньше.

   Однако труды именно этих зарубежных учёных с их несравненно более объективной оценкой масштабов репрессий у нас в стране замалчивались. В массовое сознание активно внедрялось только то, что содержало недостоверную, многократно преувеличенную статистику репрессий. И мифические 50—60 млн. скоро затмили собой в массовом сознании роймедведевские 40 миллионов.

   Поэтому, когда председатель КГБ СССР В.А.Крючков в своих выступлениях по телевидению называл подлинную статистику политических репрессий (он неоднократно приводил данные по учёту в КГБ СССР за 1930—1953 гг. — 3 778 234 осуждённых политических, из них 786 098 приговорённых к расстрелу) (см.: Правда, 14 февраля 1990 г.), то многие в буквальном смысле не верили своим ушам, полагая, что ослышались. Журналист А.Мильчаков в 1990 году делился с читателями «Вечерней Москвы» своим впечатлением от выступления В.А.Крючкова: «…И дальше он сказал: таким образом, о десятках миллионов не может быть и речи. Не знаю, сделал ли он это сознательно. Но я знаком с последними широко распространёнными исследованиями, которым верю, и прошу читателей «Вечерней Москвы» ещё раз внимательно прочитать произведение А.И.Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», прошу ознакомиться с опубликованными в «Московском комсомольце» исследованиями известнейшего нашего учёного—литературоведа И.Виноградова. Он называет цифру в 50—60 миллионов человек. Хочу обратить внимание и на исследования американских советологов, которые подтверждают эту цифру. И я в ней глубоко убеждён» (Вечерняя Москва, 14 апреля 1990 г.).

   Комментарии, как говорится, излишни. Недоверие было проявлено только к документально подтверждённой информации и безмерное доверие — к информации противоположного свойства.

   Однако и это ещё не было пределом оболванивания общественности. В июне 1991 года в «Комсомольской правде» было опубликовано интервью А.И.Солженицына испанскому телевидению в 1976 году. Из него мы узнаём следующее: «Профессор Курганов косвенным путём подсчитал, что с 1917 года по 1959 только от внутренней войны советского режима против своего народа, то есть от уничтожения его голодом, коллективизацией, ссылкой крестьян на уничтожение, тюрьмами, лагерями, простыми расстрелами, — только от этого у нас погибло, вместе с нашей гражданской войной, 66 миллионов человек… По его подсчётам, мы потеряли во Второй мировой войне от пренебрежительного, от неряшливого её ведения 44 миллиона человек! Итак, всего мы потеряли от социалистического строя — 110 миллионов человек!» (Размышления по поводу двух гражданских войн: Интервью А.И.Солженицына испанскому телевидению в 1976 г. // Комсомольская правда, 4 июня 1991 г.).

   Формулировкой «от пренебрежительного, от неряшливого её ведения» А.И.Солженицын все людские потери в Великой Отечественной войне фактически приравнял к умершим и погибшим в результате коллективизации и голодомора, которые многими историками и публицистами включаются в число жертв политического террора и репрессий. Мы же склонны решительно дистанцироваться от подобного приравнивания.

   Оценка этих потерь в 44 млн. человек, конечно, чрезвычайно завышена. К общепринятой в последнее время оценке в 27 млн., вошедшей во многие учебники, мы тоже относимся скептически, считая её завышенной. Не беря в расчёт обычную ежегодную смертность населения (а также снижение рождаемости), мы пытались установить людские потери (военные и гражданские), так или иначе связанные именно с боевыми действиями. К потерям вооружённых сил погибшими (11,5 млн., включая умерших в плену) прибавлялись потери гражданских добровольческих формирований (ополченцы, партизаны и др.), ленинградских блокадников, жертвы гитлеровского геноцида на оккупированной территории, убитые и замученные советские граждане в фашистских лагерях и др. Итоговая цифра не превышает 16 млн. человек.

   В средствах массовой информации время от времени, но довольно регулярно приводилась статистика политических репрессий по воспоминаниям О.Г.Шатуновской. Она — бывший член Комитета партийного контроля при ЦК КПСС, комиссии по расследованию убийства С.М.Кирова и политических судебных процессов 30—х годов во времена Н.С.Хрущёва. В 1990 году в «Аргументах и фактах» были опубликованы её воспоминания, где она, ссылаясь на некий документ КГБ СССР, впоследствии якобы таинственно исчезнувший, отмечала: «…С 1 января 1935 г. по 22 июня 1941 г. было арестовано 19 млн. 840 тыс. “врагов народа”. Из них 7 млн. было расстреляно. Большинство остальных погибло в лагерях» (Шатуновская О.Г. Фальсификация // Аргументы и факты. 1990. № 22).

   Мотивы поступка О.Г.Шатуновской не совсем понятны: то ли она сознательно выдумала эти цифры с целью мести (она была репрессирована), то ли сама стала жертвой какой—то дезинформации. Шатуновская уверяла, что Н.С.Хрущёв якобы затребовал справку, в которой приводились эти сенсационные цифры, в 1956 году. Это очень сомнительно. Вся информация о статистике политических репрессий была изложена в двух справках, подготовленных в конце 1953 — начале 1954 года, о которых мы говорили выше.

   Мы уверены, что такого документа никогда не существовало. Ведь уместен вопрос: что же мешает ныне находящимся у власти политическим силам, не менее О.Г.Шатуновской заинтересованным, надо полагать, в разоблачении преступлений сталинизма, официально подтвердить статистику Шатуновской со ссылкой на заслуживающий доверия документ? Если, по версии Шатуновской, служба безопасности в 1956 году подготовила такую справку, что же мешало сделать то же самое в 1991—1993 годах и позднее? Даже если сводная справка 1956 года и была уничтожена, то первичные данные сохранились.

   Ни Министерство безопасности Российской Федерации (МБРФ, позднее — ФСБ РФ), ни МВД, ни другие органы не могли этого сделать по той простой причине, что вся соответствующая информация, которой они располагают, прямо опровергает статистику Шатуновской.

   Утверждение О.Г.Шатуновской о том, что «большинство остальных погибло в лагерях» (надо полагать, 7—10 млн., если считать от её виртуальных почти 13 млн. «остальных»), разумеется, тоже не соответствует истине. Подобные утверждения могут восприниматься как достоверные только в той среде, где господствуют ошибочные представления, что в ГУЛАГе якобы умерли и погибли десятки миллионов людей. Детальное же изучение статистической отчётности о смертности заключённых даёт иную картину. За 1930—1953 годы в местах лишения свободы (лагеря, колонии и тюрьмы) умерло около 1,8 млн. заключенных, из них почти 1,2 млн. — в лагерях и свыше 0,6 млн. — в колониях и тюрьмах*. Эти подсчёты не оценочные, а основаны на документах. И здесь возникает непростой вопрос: какова доля политических среди этих 1,8 млн. умерших заключённых (политических и уголовных). Ответа на этот вопрос в документах нет. Думается, что политические составляли примерно одну треть, то есть порядка 600 тыс. Этот вывод базируется на том факте, что осуждённые за уголовные преступления обычно составляли примерно 2/3 заключённых. Следовательно, из указанного в таблицах 1 и 2 количества приговорённых к отбыванию наказания в лагерях, колониях и тюрьмах приблизительно такое количество (порядка 600 тыс.) не дожило до освобождения (в промежутке времени между 1930 г. и 1953 г.).

   Наивысший уровень смертности имел место в 1942—1943 годы — за эти два года в лагерях, колониях и тюрьмах умерло 661,0 тыс. заключённых, что в основном являлось следствием значительного урезания норм питания в связи с чрезвычайной военной обстановкой. В дальнейшем масштабы смертности стали неуклонно снижаться и составили в 1951—1952 годах 45,3 тыс. человек, или в 14,6 раз меньше, чем в 1942—1943 годы (см.: Население России в XX веке: Исторические очерки. — М., 2001. Т. 2. С. 195). При этом хотелось бы обратить внимание на один любопытный нюанс: по имеющимся у нас данным за 1954 год, среди свободного населения Советского Союза на каждые 1000 человек умерло в среднем 8,9 человек, а в лагерях и колониях ГУЛАГа на каждые 1000 заключенных — только 6,5 человек (см.: ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 2887. Л. 64).

   Обладая документально подтвержденными доказательствами, что статистика О.Г.Шатуновской недостоверна, мы в 1991 года на страницах академического журнала «Социологические исследования» опубликовали соответствующие опровержения (см.: Земсков В.Н. ГУЛАГ: историко—социологический аспект // Социологические исследования. 1991. № 6. С. 13).

   Казалось, что с версией Шатуновской ещё тогда вопрос был решён. Но не тут—то было. И по радио, и по телевидению продолжали пропагандироваться её цифры в довольно навязчивой форме. Например, 5 марта 1992 года в вечерней программе «Новости» диктор Т.Комарова вещала на многомиллионную аудиторию о 19 млн. 840 тыс. репрессированных, из них 7 млн. расстрелянных в 1935—1940 годы как о якобы безусловно установленном факте. И это происходило в то время, когда историческая наука доказала недостоверность этих сведений и располагала подлинной статистикой.

   2 августа 1992 года в пресс—центре Министерства безопасности Российской Федерации (МБРФ) состоялся брифинг, на котором начальник отдела регистрации и архивных фондов МБРФ генерал—майор А.Краюшкин заявил журналистам и другим приглашенным, что за все время коммунистической власти (1918—1990 гг.) в СССР по обвинению в государственных преступлениях и некоторым другим статьям уголовного законодательства аналогичного свойства осуждены 3 853 900 человек, 827 995 из них приговорены к расстрелу. В терминологии, прозвучавшей на брифинге, это соответствует формулировке «за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления». Любопытна реакция средств массовой информации на это событие: большинство газет обошли его гробовым молчанием. Одним эти цифры показались слишком большими, другим — слишком маленькими, и в итоге редколлегии газет и журналов различных направлений предпочли не публиковать этот материал, утаив тем самым от своих читателей общественно значимую информацию (умолчание, как известно, одна из форм клеветы). Надо отдать должное редколлегии газеты «Известия», опубликовавшей подробный отчет о брифинге с указанием приводимой там статистики (см.: Руднев В. НКВД — расстреливал, МБРФ — реабилитирует // Известия, 3 августа 1992 г.).

   Примечательно, что в указанных выше данных МБРФ добавление сведений за 1918—1920 и 1954—1990 годы принципиально не изменило приводимую нами статистику политических репрессий за период 1921—1953 годы. Сотрудники МБРФ пользовались каким—то другим источником, сведения которого несколько расходятся со статистикой 1—го спецотдела МВД. Сопоставление сведений этих двух источников приводит к весьма неожиданному результату: по информации МБРФ, в 1918—1990 годы по политическим мотивам было осуждено 3 853 900, а по статистике 1—го спецотдела МВД в 1921—1953 годы — 4 060 306 человек. По нашему мнению, такое расхождение следует объяснять отнюдь не неполнотой источника МБРФ, а более строгим подходом составителей этого источника к понятию «жертвы политических репрессий». При работе в ГАРФ с оперативными материалами ОГПУ—НКВД мы обратили внимание, что довольно часто на рассмотрение Коллегии ОГПУ, Особого совещания и других органов представлялись дела как на политических или особо опасных государственных преступников на обычных уголовников, ограбивших заводские склады, колхозные кладовые и т. д. По этой причине они включились в статистику 1—го спецотдела как «контрреволюционеры» и, по нынешним понятиям, являются «жертвами политических репрессий» (такое про воров—рецидивистов можно сказать только в насмешку), а в источнике МБРФ они отсеяны.


  Продолжение здесь


Удивительно точные предсказания Сталина о России

1948 Портрет И.В.Сталина (худ. В. Орешников)

Удивительно точные предсказания Сталина о России


Автор: Анна Ненашева


   Удивительно точные предсказания оставил потомкам И.В. Сталин, часть которых уже исполнилась. Пророческое предсказание И.В. Сталина о России – СССР, русском народе и Востоке (цитируется по статье Р. Косолапова, «Какая же она, правда о Сталине?». Газета «Правда», от 4 июля 1998 г.).

   В самый канун войны с Финляндией, И.В. Сталин пригласил к себе в рабочий кабинет на беседу знаменитую революционерку Александру Михайловну Коллонтай, дочь царского генерала, которая в это время была полномочным послом в Швеции (1930 – 45 гг.). Беседа была очень доверительной и произвела на А.М. Коллонтай чрезвычайное впечатление. «Выйдя из Кремля, я не пошла, побежала, повторяя, чтобы не забыть сказанное Сталиным. Войдя в дом… стала записывать. Была уже глубокая ночь… Неизгладимое впечатление! Я по-другому взглянула на окружающий меня мир. (К этой беседе) я обращалась мысленно много-много раз уже в годы Войны и после нее, перечитывала, и всегда находила что-то новое… И сейчас, как наяву, вижу кабинет Сталина в Кремле, в нем длинный стол и Сталина… Прощаясь, он сказал: - Крепитесь. Наступают тяжелые времена. Их надо преодолеть… Преодолеем. Обязательно преодолеем! Крепите здоровье. Закаляйтесь в борьбе».

   Запись этой беседы с И.В. Сталиным была найдена в дневниках А.М. Коллонтай, которые она вела продолжительное время. Впервые эти архивные извлечения напечатал историк и биограф А.М. Коллонтай, доктор исторических наук М.И. Труш в сотрудничестве с проф. Р.И. Косолаповым в журнале «Диалог» за 1998 г. И.В. Сталин сказал:

   «Многие дела нашей партии и народа будут извращены и оплеваны, прежде всего за рубежом, да и в нашей стране тоже. Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет жестоко мстить нам за наши успехи и достижения.Он все еще рассматривает Россию как варварскую страну, как сырьевой придаток. И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний. Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше никогда не могла подняться. Сила СССР - в дружбе народов. Острие борьбы будет направлено, прежде всего, на разрыв этой дружбы, на отрыв окраин от России. Здесь, надо признаться, мы еще не все сделали. Здесь еще большое поле работы.

   С особой силой поднимет голову национализм. Он на какое-то время придавит интернационализм и патриотизм, только на какое-то время. Возникнут национальные группы внутри наций и конфликты. Появится много вождей-пигмеев, предателей внутри своих наций. В целом в будущем развитие пойдет более сложными и даже бешеными путями, повороты будут предельно крутыми. Дело идет к тому, что особенно возбудится Восток. Возникнут острые противоречия с Западом. И все же, как бы ни развивались события, но пройдет время, и взоры новых поколений будут обращены к делам и победам нашего социалистического Отечества. Год за годом будут приходить новые поколения. Они вновь подымут знамя своих отцов и дедов и отдадут нам должное сполна. Свое будущее они будут строить на нашем прошлом».

   Далее, по этой дневниковой записи, И.В. Сталин сказал:

   «Все это ляжет на плечи Русского народа. Ибо Русский народ — великий народ! Русский народ — это добрый народ! У Русского народа, среди всех народов, наибольшее терпение! У Русского народа - ясный ум. Он как бы рожден помогать другим нациям! Русскому народу присуща великая смелость, особенно в трудные времена, в опасные времена. Он инициативен. У него — стойкий характер. Он мечтательный народ. У него есть цель. Потому ему и тяжелее, чем другим нациям. На него можно положиться в любую беду. Русский народ неодолим, неисчерпаем!».

Источник: http://www.nationaljournal.ru/


«Итоги «перемены курса» стали поистине ошеломляющими»

Икона Божией Матери "Грузинской"

Икона Божией Матери "Грузинская"


   4 сентября 1943 года состоялась, как известно, встреча Сталина с иерархами Русской Православной Церкви - митрополитами Сергием (Страгородский), Алексием (Симанским) и Николаем (Ярушевичем). Результатом её стало возрождение патриаршества и заметное облегчение положения Русской церкви. Сталин спросил: «Как будет называться патриарх?». Митрополит Сергий ответил, что «желательно и правильно принять титул Московского и всея Руси, хотя патриарх Тихон, избранный в 1917 году при Временном Правительстве, назывался «патриархом Московским и всея России». Сталин одобрил предложенный Сергием вариант...


Источник: http://ruskline.ru/

Автор: Протоиерей Николай Булгаков


«Итоги «перемены курса» стали поистине ошеломляющими»


   Эта историческая, как ее сразу стали называть - и, конечно, справедливо, - встреча в московском Кремле произошла в день Грузинской иконы Божией Матери, в продолжении празднования Успения Пресвятой Богородицы.

   «Должно было свершиться чудо, чтобы прервавшаяся традиция возродилась, - вспоминал Марк Харитонович Трофимчук (1919-2005), в течение многих лет бывший преподавателем церковного пения и руководителем хора в Московской Духовной семинарии. - И таким неожиданным, вне привычных представлений, событием стала кремлевская встреча, когда 4 сентября 1943 г. Сталин вызвал к себе высших иерархов Русской Православной Церкви - местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского), митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Симанского) и митрополита Киевского и Галицкого Николая (Ярушевича). Около 2 часов продолжалась беседа о взаимоотношениях Церкви и государства, в которой были затронуты и вопросы подготовки священнослужителей. Митрополит Сергий говорил о необходимости открытия духовных учебных заведений, поскольку Церковь осталась практически без священников и диаконов. «А почему у вас нет кадров?» - спросил Сталин, в упор глядя на своих собеседников. Алексий и Николай смутились... Всем было известно, что кадры истреблены в лагерях. Но митрополит Сергий не смутился. «Кадров у нас нет по разным причинам. Одна из них: мы готовим священника, а он становится маршалом...» Довольная усмешка тронула уста диктатора... «Да, да. Как же. Я семинарист. Слышал тогда и о Вас». Затем Сталин стал вспоминать семинарские годы... Сказал, что мать его до самой смерти сожалела, что он не стал священником...»  (М.Х.Трофимчук. Московские Духовные школы в Новодевичьем монастыре. «Московские епархиальные ведомости» №7-8, 2008 г., с. 201).

   Мудрый митрополит смотрел в суть: он видел в Сталине прежде всего не большевика, а семинариста и маршала.

   И Сталин тут же подтвердил это, когда речь зашла о сроках созыва архиерейского собора. Как указывал в своем отчете об этой встрече ее участник полковник НКГБ Г.Г.Карпов, митрополит Сергий сказал, что «архиерейский собор можно будет собрать через месяц, и тогда т. Сталин, улыбнувшись, сказал: «А нельзя ли проявить большевистские темпы?» («Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» Сборник документов. М., 2009 г., с.197).

   Знаменательные слова. Если посмотреть на вещи свободно, если искренне желать понять, что же тогда происходило на самом деле, то в них можно услышать иронию маршала по отношению к господствующей идеологии, - на что он и хотел намекнуть своим собеседникам (недаром сказал, «улыбнувшись»). Мол, он именно к ней, идеологии, относится прагматически, а что касается веры - пусть идеология ей служит, если это нужно стране.

   Дата эта - 4 сентября 1943 года - говорит сама за себя. Она опровергает всё еще повторяемые рассуждения о том, что Сталин вынужден был обратиться за помощью к Церкви потому, что иначе не видел возможности победить врага. Но встреча состоялась не в 1941 году, а после коренного перелома в ходе Второй мiровой войны, после великих побед Красной Армии под Москвой, Сталинградом и на Курской дуге. С этого времени немцы уже только отступали, а наши - наступали. Пошел в наступление Сталин и на идеологическом фронте, в деле коренного изменения духовной жизни страны. Когда он, как Верховный Главнокомандующий, набрал политическую силу, когда страна готовилась выйти в Европу, стать мiровой державой, он получил возможность отойти от монополии коммунистической доктрины и совершить явный поворот к русской исторической традиции - хотя и тогда это был смелый шаг в условиях официальной безбожной идеологии, приверженцы которой составляли большинство в руководстве страны и на местах. Недаром органами госбезопасности изучалась реакция в народе на это событие (которая была неоднозначной). Изменение политики советского государства по отношению к Церкви явно исходило от самого Сталина, историки не раз отмечали его личные религиозные мотивы в основе этих решений. В его окружении невозможно назвать ни одного его полного единомышленника в этом вопросе, а вот прямых оппозиционеров - сколько угодно, вспомним хотя бы Кагановича и Хрущёва.

   Да, Сталин когда-то участвовал и в революции, и входил в первое советское правительство. Но объективная история видит, что даже и тогда он выступал по весьма важным вопросам со своей, отличной от ленинской, даже от общебольшевицкой, точки зрения - именно как патриот-государственник. Например, в середине 1917 года его отрицательное отношение к вопросу о «самоопределении наций» в разваливающейся Российской Империи шло вразрез с позицией большевиков, меньшевиков и эсеров и ближе всего было к позиции «русского империалиста» (как его назвал Ленин) кадета П.Н.Милюкова. Недаром тот в конце жизни одобрил имперскую политику Сталина и перед смертью искренне радовался победе Красной Армии под Сталинградом. (См. Ю.Жуков. Первое поражение Сталина. М., 2011 г., с.53). А в том же, по сути, вопросе, когда решалось в 1922 году, входить ли Украине, Белоруссии и Закавказью в РСФСР на правах автономий или быть «равноправными» республиками СССР с правом отделения, - точки зрения Ленина и Сталина были, как известно, противоположными. И если бы не ленинское решение, которому тогда был вынужден подчиниться Сталин, под нашу страну не была бы заложена мина замедленного действия, которая рванула в 1991-м году.

   К нашей славной истории, к нашей дореволюционной патриотической традиции Сталин стал обращаться задолго до начала войны. И совершенно искренне, а не «стиснув зубы». В 1934 году, например, он решил изменить преподавание истории в нашей стране, о чем говорил на даче с единомышленниками С.М.Кировым и А.А.Ждановым «у дуба Мамврийского», по его словам. Они решили тогда объявить конкурс на новый учебник истории страны, в котором бы не чернилось наше дореволюционное прошлое, а показывались и его положительные стороны, которые были в Крещении Руси, в деятельности наших князей и царей, в культурной роли монастырей... Появились патриотические фильмы и книги, в нашу жизнь шаг за шагом возвращался русский дух, преодолевая колоссальное сопротивление противоположной силы, о которой современному нашему соотечественнику, увы, не нужно долго рассказывать...

   Когда началась война, в первом же обращении Сталина к народу прозвучало знаменитое «братья и сестры», а в докладе 6 ноября 1941 года он говорил о «великой русской нации, нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворова и Кутузова».

   Дальше - больше. В 1942 году в Красной Армии был отменен институт военных комиссаров. В 1943 году введена старая русская военная форма с погонами. По типу старых кадетских корпусов учреждены Суворовские и Нахимовские училища. 17 июля, в день памяти Царской Семьи, принято решение о введении раздельного, как было до революции, обучения в школах. В этот же год распущен Коминтерн как руководящий центр международного рабочего движения, отменен «Интернационал» в качестве гимна нашей страны и создан новый государственный гимн, музыка которого сохранилась у нас до сих пор. Он начал повсеместно исполняться со дня Державной иконы Божией Матери 15 марта 1944 года...

   Об этих переменах митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв; 1927-1995), доктор церковной истории, писал в своем фундаментальном труде по истории Отечества «Русская симфония»:

   «Реальное содержание «идеологической работы в массах» изменилось резко и принципиально, обретя несомненные национал-патриотические черты. При этом - надо отдать Сталину должное - пересмотр осуществлялся решительно и целенаправленно во всех областях: от культурно-исторической до религиозной» (Митрополит Иоанн. Русская симфония. Изд. 2-е. СПБ, 2002 г., с. 329-330).

   Пройдет еще год - и Сталин сделает вторую попытку лишить правящую партию ее полной власти в стране (после конституции 1936 года). Третья такая попытка будет стоить ему жизни. Но и все эти шаги, означали серьезные сдвиги на пути к ослаблению идеологического, прежде всего атеистического, диктата ВКП(б), ее власти над умами и душами людей. И важнейшим из них был, несомненно, сделанный 4 сентября 1943 года решительный шаг в пользу Церкви.

   Под временем антицерковных гонений явно подводилась черта. Святейший Патриарх Кирилл в одной из своих телевизионных передач привел такое свидетельство: «В 43-м году Сталин встречается с митрополитом Сергием и, как говорят очевидцы, во время этой встречи, посмотрев в глаза митрополиту, он сказал историческую фразу: «Кто старое помянет, тому глаз вон». Это была своеобразная, что ли, форма извинения за всё то, что было сделано в отношении Церкви»

   «Результаты этой беседы превзошли всякие ожидания, - писал митрополит Иоанн. - Все до единого вопросы, которые были поставлены иерархами, говорившими о насущных нуждах клира и паствы, были решены положительно и столь радикально, что принципиально изменили положение Православия в СССР. Было принято решение о созыве архиерейского собора и выборах патриарха, престол которого 18 лет пустовал из-за препятствия властей. Договорились о возобновлении деятельности Священного Синода. В целях подготовки кадров священнослужителей решили вновь открыть духовные учебные заведения - академии и семинарии. Церковь получила возможность издания потребной религиозной литературы - в том числе периодической.

   В ответ на поднятую митрополитом Сергием тему о преследовании духовенства, о необходимости увеличения числа приходов, об освобождении архиереев и священников, находившихся в ссылках, тюрьмах, лагерях и о предоставлении возможности безпрепятственного совершения богослужений, свободного передвижения по стране и прописки в городах - Сталин тут же дал поручения «изучить вопрос». Он, в свою очередь, предложил Сергию подготовить список священников, находящихся в заточении, - и немедленно получил его, ибо такой список, заранее заготовленный, был митрополитом предусмотрительно захвачен с собой» (Там же, с. 331).

   Встреча, действительно, не была внезапной.

   Начальником Генерального штаба Красной Армии в 1937-1940 и 1941-1942 годах был верующий православный маршал Б.М.Шапошников (1882-1945). Сталин его очень уважал, в том числе и за это. Предложения Шапошникова, всегда глубоко продуманные и аргументированные, как правило, не встречали у Верховного Главнокомандующего особых возражений. Именно с ним они, как следует из воспоминаний его невестки, Славы Александровны, заранее обсуждали вопрос о встрече Сталина с церковными иерархами. Она рассказывала мне, что Борис Михайлович советовался об этом со своей супругой, Марией Александровной. 

   - Я сказала Борису Михайловичу, - говорила та своей невестке: - «Если надо ему (Сталину) встречаться с духовенством, то пусть встретится с Симанским».

   М.А.Шапошникова была дочерью митрофорного протоиерея Александра Вьюкова, который служил инспектором духовных учебных заведений в Туле в то время, когда архимандрит Алексий (Симанский) был там ректором духовной семинарии, одновременно - председателем местного отделения Союза русского народа, главой губернского монархического движения. Вероятно, у Марии Александровны был опыт личного общения с ним. 

   Митрополит Ленинградский и Новгородский, затем - Патриарх Московский и всея Руси Алексий I во время войны неоднократно бывал в Кремле. С.А.Шапошникова рассказывала, что, выезжая из кремлевских ворот, Борис Михайлович встречался со въезжавшим туда Патриархом Алексием, и тот через окно машины благословлял его.

   Из отчета Г.Г.Карпова мы узнаём, что перед встречей в Москве выбиралось место для размещения Патриархии, митрополит Алексий предложил предоставить Церкви бывший игуменский корпус в Новодевичьем монастыре, но «тов. Сталин сказал митрополиту Сергию: «Помещения в Новодевичьем монастыре т. Карпов посмотрел: они совершенно не благоустроены, требуют капитального ремонта, и чтобы занять их, надо еще много времени. Там сыро и холодно. Ведь надо учесть, что эти здания построены в XVI в. Правительство вам может предоставить завтра же вполне благоустроенное и подготовленное помещение, предоставив вам 3-этажный особняк в Чистом переулке, который занимался ранее бывшим немецким послом Шуленбургом...»

   Так Московская Патриархия обрела свое владение в Москве, где и пребывает ровно 70 лет.

   Сталин, можно сказать, прямо-таки уговаривал архиереев открывать духовные академии и семинарии, «во всех епархиях, где это нужно», четырежды повторив, что «препятствий этому не будет». Как сказал недавно в своем интервью грузинский Патриарх-Католикос Илия II (Шиолашвили), закончивший в свое время Московские Духовные семинарию и Академию, «он ведь и сам был семинаристом. Он знал цену духовного образования». Но архиереи отказывались: пока смогут открыть только богословские курсы...

   «Итоги внезапной «перемены курса» стали поистине ошеломляющими, - писал митрополит Иоанн. - В несколько ближайших лет на территории СССР, где к началу войны оставалось, по разным данным, от 150 до 400 действующих приходов, были открыты тысячи храмов, и количество православных общин доведено, по некоторым сведениям, до 22 тысяч! Значительная часть репрессированного духовенства была возвращена на свободу. Прекратились прямые гонения на верующих и дикие шабаши «Союза воинствующих безбожников», сопровождавшиеся святотатственным пропагандистским разгулом» (Там же, с.331).

   Был образован Совет по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР, преобразованный затем в Совет по делам религий при Совете министров Союза, как постоянный орган для решения церковно-государственных вопросов.

   В чисто церковном отношении эта встреча ознаменовала собой прекращение обновленчества, которое усердно насаждалось советской властью в 20-е годы с целью раскола Церкви и ее уничтожения - и вот теперь оно вскоре сошло на нет. Сталин явно сделал выбор в пользу Московской Патриархии.

   После самостоятельного объявления в 1917 году автокефалии Грузинской Православной Церковью оно не было признано Поместным Собором нашей Церкви и ни одной из Православных Поместных Церквей. Молитвенно-каноническое общение Грузинской Церкви с Русской было прекращено.

   7 ноября 1942 г. газеты опубликовали юбилейное приветствие И.В.Сталину, под которым подписались митрополиты Сергий и Николай, Католикос-Патриарх  всей Грузии Каллистрат (Цинцадзе; управлял Грузинской Церковью в 1932-52 гг.). Грузинская Церковь, как и Русская, собирала пожертвования  на нужды фронта, за что Католикос-Патриарх Каллистрат неоднократно получал благодарственные телеграммы от Сталина, лично знавшего его по годам совместной учебы в Тифлисской Духовной семинарии. По личному ходатайству Католикоса-Патриарха Каллистрата за время войны были выпущены епископ Ефрем (Сидамонидзе), протоиерей Иоанн Лозовский, протодиакон  Амвросий Ахобадзе; открыты 23 церкви, где служили 5 архиереев, 41 священник.

   19 ноября 1943 г. Синод нашей Церкви под председательством Патриарха Сергия вынес определение: «...Признать... молитвенное и евхаристическое общение между обеими автокефальными Церквами-Сестрами, Русской и Грузинской, к нашей общей радости, восстановленным...» (Православная энциклопедия, т.ХШ, с. 220, 222-223).

   Поддержку Сталиным автокефалии Грузинской Церкви можно посчитать нелогичной для него как государственника, всячески стремившегося к укреплению единства империи, но понятное как для сына Грузии и ее Церкви. О нем как о верующем человеке сказал в том же интервью Патриарх-Католикос Илия.

   «Об этой личности, личности Сталина, - говорил он, - нам многое рассказывал наш ректор отец Константин Ружицкий. А он слышал это от Святейшего Патриарха Алексия I (Симанского). Алексий I, Патриарх Московский и всея Руси, был исключительным человеком, очень большой культуры и очень большой духовности. Он очень почитал и очень любил Сталина.»

   Когда Патриарх Алексий I в своих речах и посланиях говорил о Сталине с благодарностью, в том числе и после его смерти, он делал это не вынужденно, не от незнания всей правды, а, напротив,  хорошо понимая, что происходило тогда в Кремле.

   Вслушаемся в слова Святейшего Патриарха Алексия, сказанные в Богоявленском Патриаршем соборе перед молебном по случаю семидесятилетия И.В.Сталина 21 декабря 1949 года. Мы услышим в них не натужную лесть, а заслуживающую нашего внимания оценку.

   «Всякий, кто лично знаком с нашим Вождем, - говорил тогда Святейший, - поражается обаянием его личности; он покоряет собеседника своим внимательным отношением ко всякому делу; ласковостью; своей необыкновенной осведомленностью во всяком деле; силой и мудростью слова; быстрым и благоприятным решением каждого представляемого ему дела и вопроса.

   Мы, церковные люди, должны благодарить его особенно за его участливое отношение к нашим церковным нуждам; всякий церковный вопрос, соприкасающийся с гражданскими сферами, он разрешает в благоприятном для Церкви смысле. Святая Церковь имеет в нем верного защитника (Алексий, Патриарх Московский и всея Руси. Слова, речи, послания, обращения, статьи. Т. II. Издание Московской Патриархии, М., 1954 г., с. 171-172).

   Это - еще одно, авторитетное свидетельство того, что образ «тирана», навязанный нам безбожной пропагандой, и Сталин, каким он был в жизни - это два разных человека.

   А как же довоенные гонения на Церковь, да и послевоенные, которые были при Сталине?

   А на этот вопрос ответили события, которые произошли после смерти Сталина. В стране развернулись хрущёвские гонения на Церковь и были закрыты, а то и уничтожены тысячи храмов, открытых до этого.

   Тенденциозное восприятие нашей истории обычно говорит: «Да, Сталин открыл церкви. Но потом опять начал закрывать».

   И что же? Того, что было сделано для Церкви, в истории уже не существует? Оно не имело огромного значения для духовной судьбы нашего народа, всего православного мiра, не оказывает до сих пор на нашу жизнь благотворного влияния?

   Кроме того, у тех событий были причины, в которых мы можем постараться разобраться.

   Вошло, например, даже в историю нашей Церкви, что Сталин хотел собрать собор всех Православных Церквей в 1948 году с чисто политическими целями (разумеется, они тоже были - разве можно поставить ему в вину заботу об интересах страны в мiре, в условиях «холодной войны»?) И после того, мол, как не удалось сделать этот собор самым представительным, было проведено Всеправославное Совещание Автокефальных Православных Церквей, хотя оно тоже было очень важным, но он якобы после этого «охладел» к Церкви - вот потому, мол, и усилились опять гонения...

   Но на чем основан такой вывод? Ведь это же только мысль историка, а не факт. Митрополит Иоанн приводит этому куда более реальное объяснение.

   «Практически сразу же после революции, - писал он, - в административно-управленческом сословии СССР сложились две фракции, две различные партии, непримиримые по своему отношению к стране, в которой они властвовали. Одна часть искренне ненавидела Россию и ее народ, видя в ней лишь полигон для испытания новых идей или  запал для взрыва «мировой революции». Вторая, в меру своего искаженного понимания, все же радела об интересах страны и нуждах ее населения. Борьба между этими фракциями длилась - то затихая, то разгораясь с новой силой, но не прекращалась ни на миг - вплоть до уничтожения СССР в 1991 году...

   Великая Отечественная война стала в этой борьбе переломным этапом...

   Могущество СССР как геополитического преемника Российской Империи после второй мiровой войны безусловно возросло до невиданных размеров. Внутри же правящей элиты по-прежнему шла смертельная борьба «националистов» и «космополитов»...»

   И далее владыка отвечает на вопрос, почему «столь недолговечным оказался период терпимого отношения советской власти к русскому Православию. Мощная оппозиция «примиренческому» курсу Сталина достаточно сильно заявила о себе еще при его жизни, почти сразу же после того, как в 1943 году наметился поворот к нормализации церковно-государственных отношений.

   В постановлении ЦК ВКП(б) от 7 сентября 1944 года «Об организации научно-просветительской пропаганды» впервые не были определены задачи «решительной борьбы за преодоление религиозных пережитков» и «безкомпромиссного наступления на реакционную поповщину», столь характерные для аналогичных документов предыдущих лет. Подобное умолчание в директивном документе вызвало у партийных активистов, привыкших на лету ловить малейшее изменение политической конъюнктуры «наверху», растерянность и глухое недовольство.

   Через четыре года это недовольство приобрело вполне осязаемые формы - под давлением «антирелигиозников» Сталин в 1948 году дал согласие на разработку специального постановления ВКП(б) «О задачах антирелигиозной, атеистической пропаганды в новых условиях», подготовка которого была поручена Михаилу Суслову. В полном соответствии с богоборческой традицией 20-30-х годов авторы документа предлагали придать антирелигиозной пропаганде «наступательный» и «решительный» характер, обосновывая очередное форсированное наступление на религию необходимостью обезпечить скорейший переход «от социализма к коммунизму».

   Но в конце концов Сталин - более дальновидный и прагматичный, чем большинство его оголтелых соратников, - всё же настоял на своем. Подготовка документа была свернута. Более того, к концу 40-х годов из лексикона партийных и государственных документов практически исчезли сами термины «антирелигиозная» или «атеистическая» работа. Не было их и в отчетном докладе ЦК ВКП(б) девятнадцатому съезду партии, который в октябре 1952 года представил делегатам Маленков. Впервые на съезде партии вообще был обойден молчанием вопрос о задачах антирелигиозной пропаганды.

   Но после смерти Сталина ситуация резко изменилась. В числе первых же постановлений ЦК по идеологическим вопросам, подготовленных под руководством Хрущёва в 1954 году, своей резкой антицерковной направленностью выделялись два документа: «О крупнейших недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения» и «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения». Они недвусмысленно знаменовали собой конец «золотого десятилетия» относительного церковно-государственного мира и фактически возвращали общество на двадцать лет назад, во времена «безбожной пятилетки». (Там же, с. 329, 332, 336-337).

   О стремлении вовлечь Церковь в политику КПСС митрополит Иоанн говорит не относительно 1948 года, а относительно 1961-го, когда, в разгар хрущёвских гонений, Русская Православная Церковь под активным давлением властей вынуждена была вступить в экуменический Всемiрный совет церквей. Что касается предыдущего периода, владыка пишет:

   «В России широкое соборное обсуждение проблемы экуменизма было проведено лишь единожды - в 1948 году в Москве на Конференции Православных Поместных Церквей. Тогда на эту тему пространно высказались многие видные православные богословы и иерархи. В итоговой резолюции отмечалось, что «целеустремления экуменического движения не соответствуют идеалу христианства», что «создание Экуменической церкви как влиятельной международной силы есть падение перед искушением (земной власти - прим. митр. Иоанна), отвергнутым Христом... и уклонение на нехристианский путь», что «экуменическое движение не обезпечивает дела воссоединения церквей благодатными средствами»... Резолюция постановляла: «Отказаться от экуменического движения». (Там же, с. 510).

   Когда появилось сообщение о болезни Сталина, 4 марта 1953 года Святейший Алексий I обратился с посланием к «Епархиальным преосвященным»:

   «Наш долг, долг всех верующих прежде всего обратиться с молитвою к Богу об исцелении дорогого для всех нас болящего. Благословляю во всех храмах всех епархий  совершить молебствия о здравии Иосифа Виссарионовича. Церковь наша не может забыть того благожелательного к ней отношения нашего Правительства и лично Иосифа Виссарионовича, которое выразилось в целом ряде мероприятий, клонящихся ко благу и славе нашей Православной Русский Церкви, и ее долг - свойственным ей образом, то есть горячей молитвой, отозваться на постигшее наш народ испытание - болезнь дорогого всем нам Вождя и мудрого строителя народного блага». (Там же, с. 169).

   Но и тогда, когда глава государства закончил свой земной путь, Святейший, у которого уже не было никаких причин говорить о нем добрые слова вынужденно, конъюнктурно, натужно, нисколько не изменил своей оценки. Напротив, именно тогда дал самую высокую оценку почившему. В день его похорон  он, в том числе, повторил слова, сказанные И.К.Аксаковым по случаю кончины святителя Филарета, митрополита Московского (уж это-то властям совсем не нужно было?), хотя о гонениях на Церковь во все советские годы он знал, как никто.

   Приводим полный текст речи Патриарха Московского и всея Руси Алексия I перед панихидой по Иосифе Виссарионовиче Сталине в Богоявленском патриаршем соборе в Москве 9 марта 1953 года.

   «Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, общественная; сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. Нет области, куда бы не проникал глубокий взор великого Вождя. Люди науки изумлялись его глубокой научной осведомленности в самых разнообразных областях, его гениальным научным обобщениям; военные - его военному гению; люди самого различного труда неизменно получали от него мощную поддержку и ценные указания. Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума.

   Об его напряженных заботах и подвигах во время Великой Отечественной войны, об его гениальном руководстве военными действиями, давшими нам победу над сильным врагом и вообще над фашизмом; об его многогранных необъятных повседневных трудах по управлению, по руководству государственными делами - пространно и убедительно говорили и в печати, и, особенно, при последнем прощании сегодня, в день его похорон, его ближайшие соработники. Его имя, как поборника мира во всем мiре, и его славные деяния будут жить в веках.

   Мы же, собравшись для молитвы о нем, не можем пройти молчанием его всегда благожелательного, участливого отношения к нашим церковным нуждам. Ни один вопрос, с которым бы мы к нему ни обращались, не был им отвергнут; он удовлетворял все наши просьбы. И много доброго и полезного, благодаря его высокому авторитету, сделано для нашей Церкви нашим Правительством.

   Память о нем для нас незабвенна, и наша Русская Православная Церковь, оплакивая его уход от нас, провожает его в последний путь, «в путь всея земли», горячей молитвой.

   В эти печальные для нас дни со всех сторон нашего Отечества от архиереев, духовенства и верующих, из-за границы от Глав и представителей церквей, как православных, так и инославных, я получаю множество телеграмм, в которых сообщается о молитвах о нем и выражается нам соболезнование по случаю этой печальной для нас утраты.

   Мы молились о нем, когда пришла весть об его тяжелой болезни. И теперь, когда его не стало, мы молимся о мире его безсмертной души.

   Вчера наша особая делегация, в составе: Высокопреосвященного митрополита Николая; представителя епископата, духовенства и верующих Сибири архиепископа Палладия; представителя епископата, духовенства и верующих Украины архиепископа Никона и протопресвитера о. Николая, возложила венок к его гробу и поклонилась от лица Русской Православной Церкви его дорогому праху.

   Молитва, преисполненная любви христианской, доходит до Бога. Мы веруем, что и наша молитва о почившем будет услышана Господом.

   И нашему возлюбленному и незабвенному Иосифу Виссарионовичу мы молитвенно, с глубокой, горячей любовью возглашаем вечную память». (Там же, с. 171-172).

   Конечно же, такие слова «из-под палки» не говорятся и не пишутся.

   Внук благочестивой христианки рабы Божией Евдокии, которая в то время входила в приходской совет Елоховского Богоявленского собора, рассказал мне недавно с ее слов, что в один из дней прощания со Сталиным, в два часа ночи, на два часа закрыли Дом союзов, и Василий Иосифович перевез гроб с телом покойного отца в собор, где Патриарх Алексий совершил его отпевание.

   От своей оценки Сталина Патриарх Алексий не отказался и в разгар хрущёвских разоблачений «культа личности», которые, увы, до сих пор продолжают оказывать влияние на наше восприятие своей истории.

 

Протоиерей Николай Булгаков

 

P.S. Другие материалы этого автора: 

Как православным относиться к Сталину?

Как православным относиться к Сталину? Часть 2

  • 1
  • 2