АРХИВ СТАТЕЙ

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Чтобы правильно понимать царя Николая II, надо быть православным

 

«Чтобы правильно понимать царя Николая II, надо быть православным»


   Ответы православного англичанина протоиерея Андрея Филлипса на недоуменные вопросы о святом императоре Николае II. Интересно, что протоиерей Андрей Филлипс не имеет никаких русских корней.


   Автор: Протоиерей Андрей Филлипс

 

   – Почему столь распространены кривотолки о царе Николае II и резкая критика в его адрес?

 

   – Чтобы правильно понимать царя Николая II, надо быть православным. Недостаточно быть человеком светским или номинальным православным, или полуправославным, или воспринимать Православие как свое хобби, сохраняя при этом прежний – советский или западный (что, по существу, является одним и тем же) культурный багаж. Надо быть сознательно православным, православным по существу, культуре и миропониманию.

   Другими словами, чтобы понять Николая II, вам необходимо иметь духовную целостность, которую он имел. Царь Николай был глубоко и последовательно православным по своим духовным, нравственным, политическим, экономическим и социальным взглядам. Его православная душа смотрела на мир православными глазами, он поступал и реагировал по-православному.

 

   – А почему профессиональные историки относятся к нему так негативно?

 

   – Западные историки, как и советские, относятся к нему негативно, потому что они мыслят по-светски. Вот недавно я читал книгу «Крым» британского историка Орландо Фиджеса, специалиста по России. Это интересная книга о Крымской войне, со многими подробностями и фактами, написанная так, как и подобает серьезному ученому. Однако автор по умолчанию подходит к событиям с чисто западными светскими мерками: если правивший в то время царь Николай I не был западником, то он должен был быть религиозным фанатиком, намеревавшимся завоевать Османскую империю. При своей любви к деталям Фиджес упускает из виду самое главное: чем была Крымская война для России. Он видит западными глазами только империалистические цели, которые приписывает России. Его побуждает так поступать его мировоззрение светского человека Запада.

   Фиджес не понимает, что те части Османской империи, которые интересовали Николая I, – это земли, где православное христианское население на протяжении веков страдало от исламского гнета. Крымская война не была колониальной, империалистической войной России с целью продвижения на территорию Османской империи и ее эксплуатации, в отличие от войн, которые вели западные державы ради своего продвижения в Азию и Африку и их порабощения. В случае с Россией это была борьба за свободу от угнетения – по сути антиколониальная и антиимпериалистическая война. Целью было освобождение православных земель и народов от гнета, а не завоевание чьей-то империи. Что касается обвинений Николая I в «религиозном фанатизме», то в глазах секуляристов любой искренний христианин есть религиозный фанатик! Это объясняется тем, что в сознании этих людей отсутствует духовное измерение. Они не способны видеть за пределами своей светской культурной среды и не выходят за рамки установленного мышления.

 

   – Выходит, это из-за своего светского мировоззрения западные историки называют Николая II «слабым» и «неспособным»?

 

   – Да. Это западная политическая пропаганда, придуманная в то время и повторяемая до сих пор. Западные историки обучаются и финансируются западным «истеблишментом» и не могут видеть шире. Серьезные постсоветские историки уже опровергли эти обвинения в адрес царя, сфабрикованные Западом, которые советские коммунисты радостно повторяли в оправдание уничтожения царской империи. Пишут, что цесаревич был «не способен» править, но всё дело в том, что в самом начале он просто не был готов стать царем, поскольку его отец, царь Александр III, умер внезапно и относительно молодым. Но Николай быстро выучился и стал «способным».

   Другое излюбленное обвинение Николая II – в том, что он якобы развязывал войны: Японско-русскую войну, именуемую «Русско-японской», и кайзеровскую войну, названную Первой мировой. Это неправда. Царь был в то время единственным мировым лидером, желавшим разоружения и не хотевшим войны. Что касается войны против японской агрессии, то это сами японцы, вооруженные, спонсируемые и подстрекаемые США и Великобританией, начали Японско-русскую войну. Они без предупреждения напали на российский флот в Порт-Артуре, название которого столь созвучно с Перл-Харбор. И, как мы знаем, австро-венгры, подгоняемые кайзером, искавшим любого повода для начала войны, развязали Первую мировую войну.

   Вспомним, что именно царь Николай II в Гааге в 1899 году первым в мировой истории призвал правителей государств к разоружению и всеобщему миру – он видел, что западная Европа была готова взорваться, как пороховая бочка. Он был нравственным и духовным лидером, единственным в то время правителем в мире, не имевшим узких, националистических интересов. Напротив, будучи помазанником Божиим, он имел в сердце универсальную задачу всего православного христианства – привести ко Христу всё созданное Богом человечество. Иначе зачем же он пошел на такие жертвы ради Сербии? Он был человеком необыкновенно сильной воли, как заметил, например, французский президент Эмиль Лубе. Все силы ада сплотились, чтобы уничтожить царя. Они не стали бы этого делать, если бы царь был слабым.

 

   – Вы говорите, что Николай II – глубоко православный человек. Но ведь в нем совсем мало русской крови, не так ли?

 

   – Простите, но в данном утверждении содержится националистическое предположение, что надо обязательно быть «русской крови», чтобы считаться православным, принадлежать универсальному христианству. Думаю, что царь был на одну 128-ю русским по крови. И что же? Сестра Николая II прекрасно ответила на этот вопрос более пятидесяти лет назад. В интервью 1960 года греческому журналисту Яну Ворресу великая княгиня Ольга Александровна (1882–1960) сказала: «Называли ли британцы короля Георга VI немцем? В нем не было ни капли английской крови… Кровь – это еще не главное. Главное – это страна, в которой вы выросли, вера, в которой воспитаны, язык, на котором говорите и мыслите».

 

   – Сегодня некоторые русские изображают Николая II «искупителем». Вы с этим согласны?

 

   – Конечно, нет! Есть только один искупитель – Спаситель Иисус Христос. Однако можно сказать, что жертва царя, его семьи, слуг и десятков миллионов других людей, убитых в России советским режимом и фашистами, была искупительной. Русь была «распята» за грехи мира. Действительно, страдания русских православных в их крови и слезах были искупительными. Истинно и то, что все христиане призваны спасаться, живя во Христе Искупителе. Интересно, что некоторые благочестивые, но не слишком образованные русские, называющие царя Николая «искупителем», называют Григория Распутина святым.

 

   – Значима ли личность Николая II сегодня? Православные христиане составляют небольшое меньшинство среди остальных христиан. Даже если Николай II представляет особую значимость для всех православных, это всё равно будет немного в сравнении со всеми христианами.

 

   – Конечно, мы, христиане, являемся меньшинством. Согласно статистике, из 7 миллиардов живущих на нашей планете людей христиан всего 2,2 миллиарда – это 32%. А православные христиане составляют всего 10% от числа всех христиан, то есть православных на свете лишь 3,2%, или примерно каждый 33-й житель Земли. Но если посмотреть на эту статистику с богословской точки зрения, то что мы увидим? Для православных христиан неправославные христиане – это отпавшие от Церкви бывшие православные, невольно приведенные своими лидерами по целому ряду политических причин и ради мирского благополучия в инославие. Католики могут пониматься нами как окатоличенные православные, а протестанты – как католики, которых опротестантили. Мы, недостойные православные, как малая закваска, которая заквашивает всё тесто (см.: Гал. 5:9).

   Без Церкви свет и тепло не распространяются от Святого Духа на весь мир. Вот вы находитесь вне Солнца, но всё равно ощущаете исходящие от него тепло и свет – также и 90% христиан, находящихся вне Церкви, всё еще знают о ее действии. Например, почти все они исповедуют Святую Троицу и Христа как Сына Божия. Почему? Благодаря Церкви, установившей эти учения много веков назад. Такова благодать, присутствующая в Церкви и изливающаяся от нее. Если мы это понимаем, то поймем и значимость для нас православного императора, последнего духовного преемника императора Константина Великого – царя Николая II. Его свержение с престола и убийство полностью изменило ход церковной истории, то же можно сказать и о его недавнем прославлении.

 

   – Если это так, то почему царь был свергнут и убит?

 

   – Христиане всегда гонимы в мире, как Господь и говорил Своим ученикам. Дореволюционная Россия жила православной верой. Однако вера была отвергнута большей частью прозападной правящей элиты, аристократией и многими представителями увеличивавшегося среднего класса. Революция стала результатом утраты веры.

   Большинство представителей высшего класса в России жаждали власти, так же как богатые торговцы и средний класс во Франции хотели власти и послужили причиной Французской революции. Приобретя богатство, они желали подняться на следующую ступень иерархии ценностей – ступень власти. В России такая жажда власти, пришедшая с Запада, была основана на слепом поклонении Западу и ненависти к своей стране. Мы видим это с самого начала на примере таких фигур, как А. Курбский, Петр I, Екатерина II и западники вроде П. Чаадаева.

   Упадок веры отравил и «белое движение», которое разделилось из-за отсутствия общей укрепляющей веры в Православное царство. В целом российская правящая элита была лишена православного самосознания, которое было заменено различными суррогатами: причудливой смесью мистицизма, оккультизма, масонства, социализма и поиска «истины» в эзотерических религиях. Кстати, эти суррогаты продолжали жить в парижской эмиграции, где различные деятели отличились своей приверженностью к теософии, антропософии, софианству, имябожничеству и другим весьма причудливым и духовно опасным лжеучениям.

   Они имели так мало любви к России, что в результате откололись от Русской Церкви, но всё равно оправдывали себя! Поэт Сергей Бехтеев (1879–1954) сказал сильные слова по этому поводу в своем стихотворении 1922 года «Опомнись, знать», сравнивая привилегированное положение эмиграции в Париже с положением людей в распятой России:

 

   И снова их сердца исполнены интриги,

   И снова на устах предательство и ложь,

   И вписывает жизнь в главу последней книги

   Измену гнусную зазнавшихся вельмож.

 

   Эти представители высших классов (хотя не все были предателями) с самого начала финансировались Западом. Запад считал, что, как только его ценности: парламентская демократия, республиканство и конституционная монархия – будут насажены в России, она станет еще одной буржуазной западной страной. По той же причине Русскую Церковь нужно было «протестантизировать», то есть духовно нейтрализовать, лишить силы, что Запад постарался сделать с Константинопольским Патриархатом и другими Поместными Церквями, павшими под его властью после 1917 года, когда они лишились покровительства России. Это было следствием тщеславной идеи Запада, что его модель может стать универсальной. Эта идея присуща западным элитам и сегодня, они стараются навязать всему миру свою модель под названием «новый мировой порядок».

   Царя – помазанника Божия, последнего защитника Церкви на земле – надо было сместить, потому что он сдерживал Запад от захвата власти в мире. Однако в своей некомпетентности аристократы-революционеры февраля 1917 года вскоре потеряли контроль над ситуацией, и через несколько месяцев власть перешла от них к низам низов – к преступникам большевикам. Большевики же взяли курс на массовое насилие и геноцид, на «красный террор», подобный террору во Франции пятью поколениями ранее, но уже с гораздо более жестокими технологиями XX века.

   Тогда была искажена и идеологическая формула православной империи. Напомню, что она звучала так: «Православие, самодержавие, народность». Но ее злонамеренно трактовали так: «обскурантизм, тирания, национализм». Безбожные коммунисты деформировали эту идеологию ещё больше, так что она превратилась в «централизованный коммунизм, тоталитарную диктатуру, национал-большевизм». А что же означала первоначальная идеологическая триада? Она означала: «(полное, воплощенное) истинное христианство, духовная независимость (от сил мира сего) и любовь к народу Божию». Как мы говорили выше, эта идеология была духовной, нравственной, политической, экономической и социальной программой Православия.

 

   – Социальная программа? Но ведь революция произошла оттого, что было очень много бедных и имела место нещадная эксплуатация бедняков супербогатыми аристократами, а царь был во главе этой аристократии.

 

   – Нет, именно аристократия противостояла царю и народу. Царь сам щедро жертвовал из своих богатств и облагал высокими налогами богачей при замечательном премьер-министре Петре Столыпине, так много сделавшем для земельной реформы. К сожалению, царская программа социальной справедливости стала одной из причин, почему аристократы возненавидели царя. Царь и народ были едины. Оба были преданы прозападной элитой. Об этом свидетельствует уже убийство Распутина, которое было подготовкой к революции. Крестьяне справедливо видели в этом предательство народа знатью.

 

   – А какова была роль евреев?

 

   – Существует такая теория заговора, что будто бы одни евреи виноваты во всем плохом, что происходило и происходит в России (и в мире вообще). Это противоречит словам Христа.

   Действительно, большинство большевиков были евреями, но евреи, участвовавшие в подготовке русской революции, были, прежде всего, вероотступниками, атеистами вроде К. Маркса, а не верующими, практикующими иудеями. Евреи, участвовавшие в революции, работали рука об руку с неевреями-атеистами, например с американским банкиром П. Морганом, а также с русскими и многими другими и зависели от них.

   Мы знаем, что Британия организовала Февральскую революцию 1917 года, которую поддерживала Франция и профинансировали США, что В. Ленин был отправлен в Россию и спонсирован кайзером и что массы, сражавшиеся в Красной армии, были русскими. Ни один из них не был евреем. Некоторые люди, плененные расистскими мифами, просто отказываются смотреть правде в глаза: революция была делом рук сатаны, который готов для достижения своих губительных планов использовать любую нацию, любого из нас – евреев, русских, нерусских… Сатана не отдает предпочтения какой-либо одной конкретной нации, но использует в своих целях каждого, кто готов подчинить ему свою свободную волю для установления «нового мирового порядка», где он будет единым правителем павшего человечества.

 

   – Есть русофобы, считающие, что Советский Союз был преемником царской Россией. Так ли это, по вашему мнению?

 

   – Несомненно, существует преемственность… западной русофобии! Посмотрите, например, выпуски газеты «Таймс» между 1862 и 2012 годами. Вы увидите 150 лет ксенофобии. Верно, что многие на Западе были русофобами еще задолго до появления Советского Союза. В каждом народе есть такие ограниченно мыслящие люди – просто-напросто националисты, считающие, что любой народ, кроме их родного, должен быть очернен, какой бы ни была его политическая система и как бы эта система ни менялась. Мы видели это в недавней войне в Ираке. Мы видим это сегодня в сводках новостей, где обвиняются во всех грехах народы Сирии, Ирана и Северной Кореи. Мы не воспринимаем серьезно такие предрассудки.

   Вернемся к вопросу о преемственности. После периода сплошного кошмара, начатого в 1917 году, преемственность, действительно, появилась. Это произошло после того, как Германия напала на Россию в день Всех святых, в земле Российской просиявших, в июне 1941 года. Сталин осознал, что сможет победить в войне только с благословения Церкви, вспомнил прошлые победы православной России, одержанные, например, при святых князьях Александре Невском и Димитрии Донском. Осознал, что любой победы можно добиться только вместе с его «братьями и сестрами», то есть народом, а не с «товарищами» и коммунистической идеологией. География не меняется, поэтому в российской истории имеет место преемственность.

   Советский период был отклонением от истории, отпадением от национального предназначения России, особенно в первый кровавый период после революции…

   Что бы было, если бы не произошла революция? Мы знаем (и У. Черчилль очень ясно это выразил в своей книге «Мировой кризис 1916–1918 годов»), что Россия была накануне победы в 1917 году. Вот почему революционеры тогда поспешили принять меры. У них была узенькая лазейка, через которую они могли действовать до начала великого наступления 1917 года.

   Если бы не было революции, Россия бы победила австро-венгров, чья многонациональная и в основном состоявшая из славян армия всё равно была на грани мятежа и развала. Затем Россия оттеснила бы обратно в Берлин немцев или, скорее всего, их прусских военачальников. В любом случае, ситуация была бы похожей на 1945 год, но с одним важным исключением. Исключение состоит в том, что царская армия в 1917–1918 годах освободила бы Центральную и Восточную Европу, не завоевывая ее, как это случилось в 1944–1945 годах. И она бы освободила Берлин, так же как освободила Париж в 1814 году – мирно и благородно, без ошибок, допущенных Красной армией.

 

   – Что бы тогда было?

 

   – Освобождение Берлина и, следовательно, Германии от прусского милитаризма, несомненно, привело бы к разоружению и разделению Германии на части, к ее восстановлению такой, какой она была до 1871 года, – страны культуры, музыки, поэзии и традиций. Это стало бы концом Второго Рейха О. Бисмарка, который был возрождением Первого Рейха воинственного еретика Карла Великого и привел к Третьему Рейху А. Гитлера.

   Если бы Россия победила, это привело бы к умалению прусского/немецкого правительства, а кайзер, очевидно, был бы отправлен в ссылку на какой-нибудь маленький островок, как в свое время Наполеон. Но не было бы унижения германских народов – результата Версальского договора, прямо приведшего к ужасам фашизма и Второй мировой войне. Кстати, это привело и к «Четвертому Рейху» нынешнего Европейского Союза.

 

   – Разве Франция, Британия и США не воспротивились бы отношениям победившей России с Берлином?

 

   – Франция и Британия, увязшие в своих пропитанных кровью окопах или, возможно, достигшие к тому времени французских и бельгийских границ с Германией, не смогли бы этому воспрепятствовать, потому что победа над кайзеровской Германией была бы в первую очередь победой России. А США никогда бы не вступили в войну, если бы из нее прежде не была выведена Россия – частично благодаря финансированию Соединенными Штатами революционеров. Вот почему союзники делали всё, чтобы устранить Россию из войны: они не желали видеть Россию победителем. Они хотели использовать ее лишь как «пушечное мясо», чтобы утомить Германию и подготовить ее поражение от рук союзников – а они бы прикончили Германию и беспрепятственно ее захватили.

 

   – Ушли бы русские армии из Берлина и Восточной Европы вскоре после 1918 года?

 

   – Да, конечно. Вот еще одно отличие от Сталина, для которого «самодержавие» – второй элемент идеологии Православной империи – деформировалось в «тоталитаризм», означавший оккупацию, подавление и порабощение посредством террора. После падения Германской и Австро-Венгерской империй для Восточной Европы наступила бы свобода с перемещением населения в пограничные территории и установлением новых государств без меньшинств: это были бы воссоединенные Польша и Чехия, Словакия, Словения, Хорватия, Закарпатская Русь, Румыния, Венгрия и так далее. Создалась бы демилитаризованная зона по всей территории Восточной и Центральной Европы.

   Это была бы Восточная Европа с разумными и защищенными границами, и удалось бы избежать ошибки создания государств-конгломератов, таких как будущие (ныне уже бывшие) Чехословакия и Югославия. Кстати, о Югославии: царь Николай еще в 1912 году учредил Балканский Союз для предотвращения последующих балканских войн. Конечно, он потерпел неудачу из-за интриг германского князька («царя») Фердинанда в Болгарии и националистских интриг в Сербии и Черногории. Мы можем себе представить, что после Первой мировой войны, из которой Россия вышла бы победителем, такой таможенный союз, установленный с ясными границами, мог бы стать постоянным. Этот союз, при участии Греции и Румынии, мог бы наконец-то установить мир на Балканах, а Россия была бы гарантом его свободы.

 

   – Какой бы была судьба Османской империи?

 

   Союзники уже в 1916 году договорились, что России будет позволено освободить Константинополь и контролировать Черное море. Этого Россия могла бы добиться 60 годами ранее, тем самым предотвратив совершенные турками массовые убийства в Болгарии и Малой Азии, если бы Франция и Великобритания не победили Россию в Крымской войне. (Вспомним, что царь Николай I был похоронен с серебряным крестом, изображавшим «Aghia Sophia» – церковь Премудрости Божией, «чтобы на Небесах он не забывал молиться о своих братьях на Востоке»). Христианская Европа освободилась бы от Османского ига.

   Армяне и греки Малой Азии тоже были бы защищены, а курды имели бы свое собственное государство. Более того, православная Палестина, немалая часть нынешних Сирии и Иордании перешли бы под покровительство России. Не было бы ни одной из этих постоянных войн на Ближнем Востоке. Возможно, сегодняшнего положения Ирака и Ирана тоже удалось бы избежать. Последствия были бы колоссальными. Мы можем представить себе контролируемый Россией Иерусалим? Даже Наполеон заметил, что «тот, кто управляет Палестиной, управляет всем миром». Сегодня это известно Израилю и США.

 

   – Какими были бы последствия для Азии?

 

   – Петр I «прорубил окно в Европу». Святому Николаю II было предназначено «прорубить окно в Азию». Несмотря на то, что святой царь активно строил церкви в Западной Европе и обеих Америках, у него был слабый интерес к католическо-протестантскому Западу, включая и Америку с Австралией, потому что у самого Запада был и остается лишь ограниченный интерес к Церкви. На Западе – как тогда, так и сейчас – невысокий потенциал для роста Православия. На самом деле сегодня всего небольшая часть населения Земли живет в Западном мире, несмотря на то, что он занимает большую территорию.

   Цель царя Николая служить Христу была, таким образом, больше связана с Азией, особенно с буддийской Азией. В его Российской империи жили бывшие буддисты, обратившиеся ко Христу, и царь знал, что буддизм, как и конфуцианство, – это не религия, а философия. Буддисты называли его «белый Тара» (Белый царь). Были отношения с Тибетом, где его называли «Чакравартин» (Царь мира), Монголией, Китаем, Манчжурией, Кореей и Японией – странами с большим потенциалом развития. Он также думал об Афганистане, Индии и Сиаме (Таиланд). Король Сиама Рама V посещал Россию в 1897 году, и царь предотвратил превращение Сиама во французскую колонию. Это было такое влияние, которое распространилось бы и на Лаос, Вьетнам и Индонезию. Люди, живущие в этих странах, сегодня составляют почти половину населения всего мира.

   В Африке, где сегодня проживает почти седьмая часть населения Земли, у святого царя были дипломатические отношения с Эфиопией, которую он успешно защитил от колонизации Италией. Император вмешивался и ради интересов марокканцев, а также буров в Южной Африке. Хорошо известно сильное отвращение Николая II к тому, что сделали британцы с бурами – а они просто умертвили их в концентрационных лагерях. У нас есть повод утверждать, что нечто подобное царь думал и о колониальной политике Франции и Бельгии в Африке. Императора также уважали мусульмане, называвшие его «Аль-Падишах», то есть «Великий царь». В целом восточные цивилизации, признававшие священное, уважали «Белого царя» гораздо больше, чем буржуазные западные цивилизации.

   Немаловажно, что Советский Союз позднее тоже выступал против жестокости западной колониальной политики в Африке. Здесь также налицо преемственность. В наши дни уже действуют русские православные миссии в Таиланде, Лаосе, Индонезии, Индии и Пакистане, есть приходы в Африке. Думаю, что сегодняшняя группа БРИКС, состоящая из быстро развивающихся государств, есть пример того, чего Россия могла достичь 90 лет назад как член группы независимых стран. Недаром последний махараджа Сикхской империи Далип Сингх (ум. 1893) просил царя Александра III освободить Индию от эксплуатации и притеснения со стороны Британии.

 

   – Значит, Азия могла стать колонией России?

 

   – Нет, точно не колонией. Императорская Россия была против колонизаторской политики и империализма. Достаточно сравнить продвижение России в Сибирь, которое в основном было мирным, и продвижение европейцев в обе Америки, сопровождавшееся геноцидом. К одним и тем же народам (коренные американцы в основном близкие родственники сибиряков) было совершенно разное отношение. Конечно, в Сибири и Русской Америке (Аляске) были и российские торговцы-эксплуататоры, и пьяные охотники за мехом, которые вели себя по отношению к местному населению так же, как ковбои. Это мы знаем из житий преподобного Германа Аляскинского, а также миссионеров на востоке России и в Сибири – святых Стефана Великопермского и Макария Алтайского. Но такие вещи были скорее не правилом, а исключением, и не имело места никакого геноцида.

 

   – Всё это очень хорошо, но мы сейчас говорим о том, что могло бы произойти. А это лишь гипотетические предположения.

 

   – Да, гипотетические предположения, но гипотезы могут дать нам видение будущего. Мы можем рассматривать последние 95 лет как дыру, как катастрофическое отклонение от хода мировой истории с трагическими последствиями, стоившими жизней сотен миллионов людей. Мир потерял равновесие после падения бастиона – христианской России, осуществленного транснациональным капиталом с целью создания «однополярного мира». Эта «однополярность» – всего лишь код для обозначения нового мирового порядка, возглавляемого единым правительством, – мировой антихристианской тирании.

   Если только мы это осознаем, тогда сможем продолжить то, на чем остановились в 1918 году, и собрать вместе остатки православной цивилизации во всем мире. Какой бы ужасной ни была нынешняя ситуация, всегда есть надежда, рождающаяся в покаянии.

 

   – Каким может быть результат этого покаяния?

 

   Новая Православная империя с центром в России и духовной столицей в Екатеринбурге – центре покаяния. Таким образом появилась бы возможность вернуть баланс этому трагическому, потерявшему равновесие миру.

 

   – Вас тогда, наверное, можно уличить в чрезмерном оптимизме.

 

   – Посмотрите, что произошло за последнее время, с момента празднования тысячелетия Крещения Руси в 1988 году. Ситуация в мире изменилась, даже преобразилась – и всё это благодаря покаянию достаточного количества людей из бывшего Советского Союза, способному изменить целый мир. Последние 25 лет стали свидетелями революции – единственно верной, духовной революции: возвращения в Церковь. Принимая во внимание историческое чудо, уже увиденное нами (а это казалось нам, родившимся среди ядерных угроз «холодной войны», лишь смешными мечтами – мы помним духовно хмурые 1950-е, 1960-е, 1970-е и 1980-е годы), почему бы нам не представить себе эти возможности, о которых говорилось выше, в будущем?

   В 1914 году мир вошел в тоннель, и в годы «холодной войны» мы жили в полной темноте. Сегодня мы всё еще в этом тоннеле, но впереди уже видны проблески света. Это свет в конце тоннеля? Вспомним слова Евангелия: «Всё возможно Богу» (Мк. 10:27). Да, по-человечески сказанное выше очень оптимистично, и нет гарантии ни на что. Но альтернатива сказанному – апокалипсис. Времени остается мало, и мы должны поторопиться. Пусть это будет предупреждением и призывом для нас всех.

Протоиерей Андрей Филлипс

Перевел с английского Дмитрий Лапа

Публикуется с сокращениями

Orthodox England

 

   Источник: http://www.pravoslavie.ru/80719.html

Николай II: о чём говорить не принято

   В ходе пленарного заседания, которое совпало со столетней годовщиной расстрела царской семьи, депутат Наталья Поклонская в очередной раз выступила в защиту государя-императора, убийство которого фракция КПРФ на этот раз оправдала «социальным взрывом». Как прокурор она поправила коллег-коммунистов, сказав, что за убийством стоял злой умысел преступников, после чего предложила парламентариям почтить память Царственных Страстотерпцев минутой молчания.


Николай II: о чём говорить не принято


   Июльские дни 2018 года окрашены в кровавые цвета убийств большевиками царя Николая II и членов царской семьи. Сто лет нам было отпущено на осмысление происшедшего, а понято немного и главные выводы, кажется, не сделаны до сих пор…

 

   Автор: Олег Глаголев 19.07.2018

 

   Столетие со времени убийства царя Николая II, его семьи и слуг, великой княгини Елизаветы Фёдоровны и князей в Алапаевске, Петрограде и Перми было веком крови и слёз, веком разрушения веры, уничтожения народа, утраты российской государственности, разделения и растерзания русской земли. Если Русская церковь и небольшая часть общества свою идентичность с русским народом, Россией, русской культурой и церковью пытаются сегодня обнаружить, то государство, то есть все ветви современной власти, этим не озабочено. Хочется сказать на современном сленге: они на эту тему не парятся, а пиарятся. Нет официальных заявлений, эти дни не объявлены днями покаяния, памяти и скорби. Советские Новый год и страннейшие 1 Мая, 8 Марта и 23 Февраля оказались важнее для государственного календаря.

 

   Вся инициатива воспоминания тех страшных и позорных для нашего народа преступлений отданы почти эксклюзивно церкви

 

   Очевидно, что мы имеем совсем новое государство и совсем новую, другую власть, не наследующую той, что была до 1917 года. Вся инициатива воспоминания тех страшных и позорных для нашего народа преступлений отдана почти эксклюзивно церкви. Политические деятели выступают тут как частные лица. Общество по большей части индифферентно к этой теме или относится к ней как к сугубо исторической, не имеющей отношения к современности.

   В самом взгляде на эти события то, что держится в прицеле и как это вспоминают, важнее количества вспоминающих. Часто непонятно: это глупость или злой умысел, когда всё внимание сосредоточено на спекуляции на подлинности останков жертв церковными маргиналами, иногда высокопоставленными. Как и вопрос, который ставят в обществе: было больше плюсов или минусов в Николае II как правителе? Как будто ошибки государя допускают бессудную кровавую расправу над ним и всей его семьёй.

 

   Это было политическое и уголовное убийство, разбой, ограбление, жестокое, корыстное и лживое

 

   И то и другое вторичны и уводят внимание от главного – того, что лежит на поверхности: что это было политическое и уголовное убийство, разбой, ограбление жестокое, корыстное и лживое. А значит, надо признать его участников – большевиков – соответственно убийцами, разбойниками, грабителями, клеветниками и узурпаторами власти, как и тех, кто это санкционировал и много лет одобрял: компартию, терроризировавшую страну больше века. И в нормальном случае запретить коммунистическую идеологию на территории РФ как подрывающую принципы доброго, справедливого устройства общества, изначально несущую в себе угрозу терроризма и противоречащую национальным интересам. Те, кто называют себя коммунистами, должны задуматься наконец, что они наследуют кровавым преступникам, и это ужасно.

 

   Патриарх Кирилл в проповеди на ночной литургии в Екатеринбурге назвал свершившееся «умопомрачением»

 

   Патриарх Кирилл в проповеди на ночной литургии в Екатеринбурге назвал свершившееся «умопомрачением» и отметил общую вину нашего народа в этом преступлении, приведшем нас «в тяжёлый и страшный тупик». Верно сказал патриарх и про чуждое влияние антирусское (и можно добавить – антиевангельское, антихристианское). Но это случилось не только благодаря внешнему злому влиянию, что часто отказываются признавать, но и из-за растления народа изнутри, прежде всего забвения и предательства собственной веры, что привело к отказу от ответственности за свою землю и своё прошлое, настоящее и будущее.

 

   Слишком плохо просвещали русский народ духовно, истощая его евангельские истоки

 

   Нужно вспомнить, что наш народ слишком долго держали в рабстве – крепостном, экономическом и политическом, забирая силы, не просвещая, отучая от ответственности за эту землю и за самих себя. И в этом, конечно, есть вина царской династии. Слишком плохо просвещали русский народ духовно, истощая его евангельские истоки. И здесь прежде всего виновата наша церковь. Недаром начиная с советских времён и поныне православие не воспринимается и не понимается как главное основание души народа, оплодотворившее нашу культуру, литературу, философию, обычаи и традиции.

   Тем не менее на проходившем в день убийства царской семьи в Москве круглом столе «Без веры, царя и отечества» историк и публицист Феликс Разумовский напомнил, что из всех институтов царской России только церковь смогла сохраниться, пройдя ленинский и сталинский террор и десятилетия советских гонений. «Единственный голос, прозвучавший по поводу гибели царской семьи в большевистской России, – сказал Феликс Вельевич, – это голос церкви, слово патриарха Тихона». Но справедливо было бы добавить, что современная Русская церковь ещё не оправилась не только как социальный институт, но прежде всего как собрание подлинно верующих во Христа. Не оправилась не только от внешних гонений, но и от отступничества самих христиан от веры. «Не случайно в годы гонений многие отошли от церкви по поводу и без повода, – сказал на упомянутом круглом столе московский священник Георгий Кочетков, – православные люди более, чем представители других конфессий, не проявили сопротивляемости духу большевизма, который надолго проник и в церковь». И вера, и молитва, и жизнь современных православных нуждаются в исцелении и просвещении и в основном до сих пор не могут служить примером для общества.

 

   В церкви неприметно пока устройство её как дружества людей, любящих друг друга и следующих по пути Христа

 

   В церкви не приметно пока устройство её как дружества людей, любящих друг друга и следующих по пути Христа. Ни как следующих больше других правде и разуму, красоте и милости. Ни как тех, кто могли бы создать атмосферу христианского дружелюбия и мира, способствующую диалогу разных людей и даже сообществ. Ведь более всего после положенной сто лет назад классовой, сословной и прочей вражды всех против всех не могут начать диалог не только политические партии и соседние народы, но и церковь и культура, государство и общество.

   Упомянутые рассуждения про политические и личные качества императора и про подлинность останков маргинальны и уводят внимание от факта преступления и необходимости покаяния в нём. Но есть в нас ещё более дрянное духовное и интеллектуальное следствие случившегося – конфликтная болезненная бинарность мысли, которую надо признать победой большевизма на русской земле. Это измельчание ума, уплощение общественного, исторического и политического сознания. Многие табуированные большевиками темы – старой России, веры, русской традиции и другие – надёжно ограждены от всякого здравого рассуждения и обсуждения. Так, тема монархии оказывается как бы по умолчанию встроена в ложную дилемму между прямым возвращением к самодержавию (со всеми его атавизмами и анахронизмом) и оголтелым либерализмом, не признающим за царём и бывшей монархией никаких достижений. Как будто великая русская литература, живопись, наука, святость сложились где-то в неземном, а не историческом российском пространстве.

   Как это ни трудно признать для многих, но единственным полем, где сохраняется серьёзное обсуждение этих тем, возможно, остается церковь при всей её повреждённости духовной и институциональной. Я имею в виду прежде всего заколдованность всякой свободы мысли, слова и действия иерархией, парализованной своей связанностью с властью и богачами.

   Есть надежда, что череда трагических юбилеев – переворот 1917 года, убийство царя и его семьи, Гражданская война – даёт Богу и истории шанс опереться на что-то человеческое в нас: жалость к жертвам, жажду правды, милости и свободы, желание доброго будущего для нас и наших детей.


   Источник: https://s-t-o-l.com/

Казнь Царской семьи


Казнь Царской семьи

не была недоразумением или «перегибом»

 

   Автор: Протоиерей Игорь Прекуп 17 июля 2018 г.

 

«Царизм»! Как много в этом слове…

 

   Те, кто окончил советскую школу до перестройки, помнят, что в «политически подкованном» сознании в этом слове сливалось все самое негативное, уступая разве что лишь слову «фашизм».

   «Царизм»… Слово-то какое! Без лишних объяснений понятно, что речь о тираническом режиме, возглавляемом венценосным монархом. Или, как еще говорили, «проклятый царизм». Так нас учили. Монархия рассматривалась как политическая система, враждебная прогрессу (священное понятие для нашего поколения), свободе (еще одна священная корова, которую мы в глаза не видели, но почему-то считали своей), просвещению (дескать, господствующим классам, в том числе «церковникам», выгодно было держать народ в темноте), а цари, все, за исключением разве что одного Петра I (еще бы, первый революционер!), считались злодеями и/или ничтожествами, защищавшими интересы эксплуататоров.

   Впрочем, нет… При Сталине была еще, неудавшаяся поначалу, попытка реабилитировать Ивана Грозного – попытка, закономерно получившая свежий импульс в перестройку, но во времена формирования моего поколения это было неактуально.

   Кому-то, конечно, повезло, если учителя истории оказывались людьми умными и совестливыми настолько, что в рамках школьного курса преподносили исторические фигуры царей, несколько выходя за рамки руководящей линии «ума, чести и совести нашей эпохи», как, без ложной скромности, называл свою партию Ленин. Но общее представление, формировавшееся советской системой образования, было именно таким. Все заслуги в защите Отечества и его развитии приписывались великим полководцам, гениальным ученым и деятелям культуры, которым цари, в лучшем случае, не мешали.

   Исторические события 1917 г. преподносились так, что народные массы в феврале свергли монархию, но то была буржуазная, а потому, по сути своей, неполноценная революция, оставившая во главе государства все тех же эксплуататоров, т.е. правительство по-прежнему оставалось антинародным. Одно утешение, что слабым. Поэтому с самого начала возникло пресловутое «двоевластие», а в октябре «власть сама упала в руки большевиков»… И тогда началось великое строительство великой страны! Конечно, сначала надо было защитить завоевания революции от полчищ все тех же эксплуататоров, призвавших на помощь интервентов, но ничего, справились! И начали большевики насаждать в стране просвещение и прогресс, выкорчевывая все, что напоминало о «старом режиме», «буржуазных пережитках» и пр.

 

Обстоятельства и процесс русской революции

 

   Поскольку разрушенное большевиками государство было в своей основе православной монархией, значит, надо было под корень извести и монархию, и Русскую Православную Церковь, как государствообразующую.

   Тут необходима ремарка. Сказать, что большевики разрушили монархию – не ошибка и не проявление исторического невежества. Не стоит спешить отмахиваться со словами: «Ах, бросьте, ведь общеизвестно, что монархия была низвергнута в феврале!» Спустя столетие уместен взгляд на революционные преобразования как на единый многолетний процесс.

   Февраль был только началом русской революции, которую легкомысленно и лицемерно поторопились назвать «бескровной» (таковой она была лишь в том смысле, что бунтовщики не пострадали), а Октябрь – ее закономерным этапом, когда большевики совершили государственный переворот, после которого революция продолжилась.

   События так называемой «февральской революции», в том числе и формирование Временного правительства, рассматривались тогда именно как временный период в истории государственных преобразований, а вовсе не как уничтожение прежнего государства, и даже не как ниспровержение монархии как таковой. Готовился созыв Учредительного Собрания, которое должно было решить судьбу государственного строя России.

   Как объяснял тогда убежденный монархист архиеп. Антоний (Храповицкий), обращаясь к своей пастве: «От вас зависит, если желаете, устроить снова царскую власть в России, но законным порядком, чрез разумные выборы представителей своих в Учредительное Собрание».

   Что бы оно ни решило, это было бы законное решение, сохраняющее преемственность власти, но… в октябре происходит государственный переворот. В отличие от февраля, когда Государя убедили отречься в пользу брата, не посягая ни на монархию, ни на государство даже теоретически, в октябре новые «хозяева жизни» власть берут силой, причем, отобрав ее у законных представителей, они открыто заявляют, что прежней России больше нет. Однако они понимают, что, пока жив кто-то из династии, призрак реставрации монархии будет их постоянно преследовать…

 

Цареубийство и отношение к нему

 

   Физически уничтожить царскую династию большевикам труда не составило, за что отдельное спасибо и коммунистический привет всем королевским дворам, отказавшимся (за исключением кайзера Германии) принять царскую семью, когда Керенский, поняв, что обстановка накаляется и царственным узникам опасно продолжать оставаться в России, попытался предпринять меры по их эвакуации. Причем особая благодарность – двоюродному брату Николая II, Георгу V, проявившему опережающую время демократичность и толерантность, мотивировав отказ тем, что «английский народ относится к русскому царю как к жестокому угнетателю рабочего класса и поддерживает справедливую борьбу народа за свободу и демократию».

   Не прояви большевики «революционную принципиальность и решительность», разогнав Учредительное Собрание и уничтожив царскую семью, смута, спустя какое-то время, вероятно, завершилась бы реставрацией монархии. Возможно, не самодержавной, но все же. Однако большевики сумели сделать выводы из уроков истории…

   На судьбе последнего царя и его семьи во времена моей юности не принято было сосредоточивать внимание. Кто из нас знал, что их всех зверски убили?.. Не только царя и царицу, но и великих княжон и совсем еще маленького царевича, а также слуг и врача?.. Об этом знали только те, кто интересовался вопросом, а много ли таких среди нас было? Многие ли из нас задумывались, куда это «Николай Кровавый» и его семья подевались? Да какое нам вообще было дело до них? Кем они были на фоне великих преобразований и последующих достижений? Так, хворостинками, сгоревшими в великом огне революции…

   Кстати, одна из причин возмущения некоторых людей прославлением царственных страстотерпцев: а почему именно их?!! Чем они лучше других ведомых и неведомых жертв большевистского молоха?! Так зачастую говорили (да и сейчас говорят) люди, которые себя считают совершенно свободными от штампов советского воспитания… Ага! Александр Градский неизменно актуален: «Будь ты рокер или инок, ты в советской луже вымок».

 

Пара слов о канонизации

 

   Государя не за прижизненную святость и не за мудрое правление канонизовали. Он и члены его семьи, как и все, кто добровольно разделил с ними страдания, отдавая себе отчет в том, что все может завершиться кровавой расправой, понесли до конца крест страстотерпчества, приняв попущение Божие со смирением и кротостью. Не случайно после расстрела среди вещей великих княжон было найдено стихотворение Сергея Бехтеева, которое завершается так:

 

   И, у преддверия могилы,

   Вдохни в уста Твоих рабов

   Нечеловеческие силы

   Молиться кротко за врагов!

 

   Насколько не было оснований канонизировать царя Николая Романова за образ жизни в период царствования, настолько они есть, начиная с принятия им креста христианского терпения. Нет ни малейшего желания обсуждать, допустимо ли было с его стороны отрекаться не только за себя, но и за сына в пользу брата Михаила, да еще и не удостоверившись заранее в согласии последнего принять корону.

   Что касается вышеупомянутого вопроса о множестве неизвестных страдальцев. Если, ставя вопрос о чьей-либо канонизации, претыкаться о великое множество непрославленных, а то и вовсе неизвестных нам святых, тогда следует отказаться от практики канонизации вообще, а лики святых упразднить.

   Да, кроме царской семьи, в самом деле, лютую смерть, зачастую предварявшуюся длительными мучениями, приняло в горниле революции великое множество людей. Намного больше, чем установлено, тем более прославлено. Тогда почему же все-таки именно царственных страстотерпцев канонизировали, если их страдания были далеко не самыми ужасными, сравнительно со многими другими «жертвами героев революции»?

   А потому, кроме всего сказанного выше, что дело еще в знаковости фигур и символичности их подвига. В лице царской семьи большевики убивали ненавистную им Россию. Не только Россию крепостническую, капиталистическую и клерикальную, но в первую очередь Святую Русь, существовавшую как бы под спудом, но непрестанно пробивавшуюся и прораставшую сквозь толщу предрассудков, языческих обычаев, безбожных законов, коммерческих интересов, бюрократических заслонов, церковного официоза и просто человеческой порочности. Осмелюсь предположить, что именно эта «святыня под спудом» была им наиболее ненавистна в русском царстве.

   Сами православные корни русской монархии были им органически омерзительны. А потому цареубийство было для них не только радикальной мерой политической целесообразности, но, в самом деле, казнью Отечества: актом не только беззаконным, но и богоборческим, потому что царь – не просто высшее должностное лицо в государстве, он – помазанник Божий, призванный быть защитником веры и попечителем о благочестии вверенного ему Богом народа.

 

Ритуальное или символическое

 

   Однако, что важно отметить: понимание роли богоборческого духа в мотивах большевистской политики и в содержании отдельных ее символических актов – не основание для пресловутой версии о ритуальном убийстве. Вышеизложенное понимание исторических событий располагает к покаянию, тогда как религиозно-конспирологическое истолкование истории подпитывается отнюдь не покаянными мотивами.

   Как раз наоборот, политическое убийство, как бы оно ни оформлялось и какими бы мировоззренческими мотивами ни руководствовалось – коллективная вина всех, кто эту политику прямо или косвенно когда-либо поддерживал и поддерживает, т.е., в случае политики ВКП(б) – КПСС, почти всего советского народа и современных носителей советского сознания. Нас с вами. Во всяком случае, многих из нас.

   Это неудобно. Особенно для тех, кто хочет считать себя православными христианами, оставаясь при этом носителями советской системы ценностей, напоказ принадлежа Церкви, а внутренне произвольно продолжая принадлежать той самой «новой исторической, социальной и интернациональной общности людей» – советскому народу, искусственно выведенному большевиками вместо русской нации.

   Бухарин ведь не врал в своем докладе на VI Всероссийском съезде комсомола, когда говорил, что «идея перешла в кровь и плоть огромнейшего количества людей, эта идея овладела массами и стала практической боевой силой, которая решает события, благодаря которой держится огромное государство». Ну вот, как-то не хочется признавать себя частичкой той массы, которой «овладела идея», а свои политические симпатии – признаком внутри живущего богоборческого духа.

   То ли дело ритуальное убийство! Даже если сопроводить это словосочетание пояснениями, что речь не об иудаистском ритуале, данная версия, во-первых, создает иллюзию общенародной непричастности, потому как речь о каком-то эзотерическом культе, к которому большинство народонаселения не имеет отношения, а во-вторых, ласкает слух помешанных на «кровавом навете», прикровенно (а как еще это возможно в условиях действующей «тайны беззакония»?) подтверждая их правоту.

   И как бы ни хотелось кому-либо представить казнь царской семьи недоразумением и самоуправством, беспристрастный анализ событий говорит об обратном. Эта версия имела бы право на жизнь, если бы убийцы ответили перед судом. Но ничего подобного не было даже предпринято.

 

Как быть

 

   Нам, спустя сто лет после этого символического акта, важно понять, что цареубийство – логичная и неотъемлемая часть большевизма (то, что монархи Румынии и Болгарии не были казнены в процессе установления коммунистических режимов, никак не опровергает сказанного, поскольку на то были политические причины). А потому симпатизирующие коммунизму вольно или невольно солидаризируются с цареубийством, даже если само по себе оно им не нравится.

   Я не говорю, что кто-то из нас должен каяться конкретно в цареубийстве, но мы все, кто когда-либо разделял коммунистические взгляды и поддерживал идеологию и режим (это я про себя, если что, в первую очередь), должны понимать, что и красный террор, и цареубийство, и гонения на веру, и раскулачивание, и прочие злодейства советской власти логично вписывались в большевистскую идеологию и методологию.

   Минимум, что мы можем сделать, это честно назвать вещи своими именами, признать не просто отдельные «перегибы», а дьявольскую сущность коммунизма, скорбя о заблуждениях своих и своих предков. Скорбя о своих предках, а не проклиная или высмеивая, стараясь их понять, но не оправдать заблуждений поводами, которые у них были.

   На то и образ Божий в человеке, на то и основные черты этого образа – разумность и свобода воли, на то и Промысл Божий, чтобы человек мог задумываться и отличать добро от зла, выявлять в себе истинное Божие и отделять от него похожее ложное. Это и есть покаяние. А в покаянии крайне важно ни на кого и ни на что не кивать: ни на соблазнителей, ни на якобы непреодолимые обстоятельства. Царственные страстотерпцы как раз в этих обстоятельствах и явили пример простоты христианского подвига «хранения себя неоскверненными от мира» (см.: Иак. 1: 27).

 

   Источник: https://www.pravmir.ru/kazn-tsarskoy-semi-ne-byila-nedorazumeniem-ili-peregibom/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com%2F%3Ffrom%3Dsearchapp

Патриаршая проповедь за Литургией в сотую годовщину расстрела Царской семьи

Патриаршая проповедь за Литургией в сотую годовщину расстрела Царской семьи

 

   В ночь c 16 на 17 июля 2018 года, в сотую годовщину расстрела Царской семьи, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию на помосте перед Храмом-памятником в Екатеринбурге. Перед причащением мирян Святейший Владыка обратился к верующим с Первосвятительским словом.

 

   Во имя Отца и Сына и Святого Духа!


   Блаженнейший владыка Онуфрий, митрополит Киевский и всея Украины! Собратья архипастыри! Дорогие братья и сестры, во множестве собравшиеся в эту ночь перед местом, где сто лет назад было совершено страшное злодеяние — ни в чем не повинные люди, посвятившие свою жизнь служению Родине, по злой человеческой воле были убиты!

   Это злодеяние до сих пор бередит нашу совесть, до сих пор заставляет вернуться мыслями в то время и попытаться понять, что же происходило со страной нашей, с народом нашим? Откуда это умопомрачение, эта напасть? Взирая с дистанции в сто лет, мы при всем желании не можем видеть все нюансы национальной жизни нашего народа, которые истираются из памяти и уходят даже от самого проницательного взгляда. Но такие преступления, как совершенное здесь, не могут быть случайными. За этим преступлением нечто стояло, за ним есть некая коллективная вина всего народа, некий поворот в исторической жизни Святой Руси, который завел народ в тяжелый страшный тупик.

   Что же происходило с народом нашим? Ведь страна была покрыта храмами и монастырями, абсолютное большинство людей было крещеными, храмы были наполнены людьми. Почему же это произошло? Почему убийцы спустили курок, не содрогаясь от того, что совершают? Значит, не все было благополучно. Значит, солнечный свет, отражавшийся в позлащенных куполах, не всегда преломлялся в человеческих сердцах, укрепляя в них веру в Господа. И мы знаем, как на протяжении по крайней мере 200 лет, предшествовавших трагедии Ипатьевского дома, происходили некие изменения в сознании людей, которые постепенно, но неуклонно вели многих к отступлению от Бога, забвению заповедей, утрате реальной духовной связи с Церковью и многовековой духовной традицией.

   Почему же это произошло с нашим народом? Почему он в какой-то момент времени сделался как поезд, машинист которого не рассчитал скорость и который входит в крутой вираж, устремляясь к неминуемой катастрофе? Когда же мы как народ вошли в этот вираж? А вошли мы тогда, когда чуждые мысли, чуждые идеалы, чуждое мироощущение, сформированное под влиянием философских и политических теорий, не имевших ничего общего ни с христианством, ни с нашей национальной традицией и культурой, стали восприниматься и интеллигенцией, и аристократией, и даже частью духовенства как мысли передовые, следуя которым, можно изменить к лучшему жизнь народа.

   Действительно, идея изменить к лучшему жизнь народа возникает всякий раз, когда появляется замысел круто изменить течение истории. Мы знаем, что самые страшные и кровавые перевороты всегда происходили ввиду устремления людей к лучшей жизни. Вожди этих переворотов внушали людям, что нет другой возможности сделать жизнь лучше — только кровью, только через смерть, только через разрушение сложившегося уклада. И в какой-то момент, отказавшись от своего духовного первородства, потеряв реальную связь с Церковью и Богом, интеллигенция, аристократия и даже, как я уже сказал, часть духовенства помрачились умом, зараженные мыслью о необходимости круто изменить течение национальной истории и постараться как можно быстрее построить мир, где царит справедливость, где нет былого расслоения по имущественному признаку, где люди живут мирно и счастливо. В результате многие, захваченные этой идеей, дошли до совершения преступлений.

   Возникает вопрос: «А можно ли вообще через преступление, через кровь, через насилие, через разрушение святынь построить счастливую жизнь?» История ясно свидетельствует: невозможно! И наверное, первый и самый важный урок, который мы должны сегодня вынести из трагедии столетней давности, — никакие обещания счастливой жизни, никакие надежды на помощь извне, со стороны якобы более образованных и продвинутых людей, не должны соблазнять наш народ. Мы должны помнить трагедию прошлого. У нас должен развиться иммунитет к любым призывам добиться человеческого счастья через разрушение того, что есть. Едва ли кто-нибудь из тех, кто призывал разрушить народную жизнь, разрушал свою собственную жизнь, отказывался от собственного благополучия. Но с какой же яростью это предлагалось делать всему народу! И люди усвоили эту ложь, и венцом отступления от самого священного и дорогого, что у них было, явилась страшная казнь царской семьи, людей невиновных, не нарушивших закон. Да и о каком законе могла идти речь, если для построения счастливой жизни надо было убить царя и всю его семью? Мы знаем, что ничего не получилось, и, наученные горьким опытом, мы должны сформировать устойчивое неприятие к любым идеям, любым лидерам, которые предлагают через слом нашей народной жизни, наших традиций и нашей веры устремляться в некое неизвестное «счастливое будущее».

   Сегодня, собравшись здесь в таком множестве, мы вспоминали трагедию Ипатьевского дома. Мы возносили молитвы Господу, мы молились императору-страстотерпцу Николаю и тем, кто вместе с ним пострадал, чтобы они на небесах молились о земном Отечестве нашем, о народе нашем, чтобы укреплялась вера православная в каждом последующем поколении россиян, чтобы верность Богу, любовь к Отечеству сопровождали жизнь нашей молодежи и тех, кто придет ей на смену, и чтобы никогда более подобные трагедии не происходили на нашей земле. Да хранит Господь землю нашу Русскую, русский народ, который сегодня живет в разных государствах, которые по-разному называются, да и народ наш называется по-разному, но это тот же самый народ, который вышел из Киевской купели Крещения и, пройдя через тягчайшие исторические обстоятельства, доныне сохранил веру православную. И да пребывает благословение Божие над народом нашим, над Отечеством нашим и над нашей мученицей Русской Православной Церковью. Молитвами новомучеников и исповедников Церкви Русской да будет преображаться жизнь народа — без всяких потрясений и крови, но на твердом основании веры и надежды на то, что Бог с нами! Да хранит Господь всех нас молитвами святых царственных страстотерпцев и всех новомучеников! Аминь.


   Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

 

   Источник: http://www.patriarchia.ru/db/text/5239579.html

Отречение царя: было или не было

Борис Кустодиев. Его императорское величество государь император Николай Александрович

Борис Кустодиев. Его Императорское Величество Государь Император Николай Александрович Самодержец Всероссийский. 1915

Фото: https://regnum.ru/pictures/2092981/170.html


Отречение царя: было или не было

 

   2 (15) марта 1917 года Российский Император Николай II подписал отречение от престола в пользу своего брата Михаила. Этот день считают датой гибели российской монархии. Но до сих пор по поводу отречения есть множество вопросов.

 

   Автор: Глеб ЕЛИСЕЕВ , кандидат исторических наук

 

1. Когда появилась версия, что отречения не было? 

   Первый раз версия о том, что отречение юридически неправомочно, появилась еще в 1921 году, на Съезде хозяйственного восстановления России, проходившем в германском городе Бад-Рейхенгалль. В выступлении бывшего заместителя председателя Главного совета «Союза русского народа» В. П. Соколова-Баранского было заявлено, что отречение «Государя Императора Николая, как насильственно исторгнутое и незаконное за Сына, не действительно, а Великого Князя Михаила Александровича, как условно до Учредительного Собрания, — незаконно». Тогда же было подчеркнуто, что «Основные законы Российской империи» в принципе не предполагали и никак юридически не обговаривали процедур отказа Государя от престола. А вот о том, что собственно отречения вообще не было, заговорили уже в девяностые годы ХХ века, когда появилась возможность свободно исследовать так называемый «Манифест об отречении» императора Николая Второго. (В литературе его также иногда именуют «актом об отречении», что странно, ибо таких документов юридическая практика Российской империи точно не знала).


На этой новогодней открытке показан религиозный обряд капарот с кошерным забоем птицы. Интересно, что жертвенный петух изображён с головой Царя-мученика Николая Второго, что недвусмысленно указывает на содержание возносимой молитвы. Открытка с сайта: http://kurlymurly.org/c-evrejskim-novym-godom/


2. На какие источники ссылались? 

   Рассматривался целый комплекс источников, в первую очередь, мемуары очевидцев, которые, естественно, и «врали как очевидцы». (Первый сборник таких материалов издали еще при Советах, к 10-летию революции). При изучении документов исследователи (особенно ведущий отечественный специалист по этому вопросу П. В. Мультатули) выявили настолько откровенные противоречия в воспоминаниях, что это уничтожило всю благостную картину «добровольного отречения», которую годами создавала советская историография. Вторым важнейшим шагом стало рассмотрение факсимильного воспроизведения текста «Манифеста об отречении» императора Николая Второго. Здесь важнейшую роль сыграла статья А. Б. Разумова «Несколько замечаний по “Манифесту об отречении Николая II”», где было убедительно доказано, что подписи на так называемом отречении почти наверняка являются подделкой.

 

3. Насколько этим источникам можно доверять? 

   Здесь не надо путать два момента — собственно источникам (еще раз подчеркну — преимущественно мемуарного происхождения) доверять надо крайне осторожно, перепроверять их. А вот аргументацию исследователей проверить достаточно просто. Воспоминания «очевидцев» «отречения» многократно издавались, широко доступны как в печатном виде, так и в сети. И даже текст «Манифеста» выложен в Интернете, и каждый может проверить доводы А. Б. Разумова или других специалистов, сравнив их утверждения с реальным документом.


«Акт об отречении», подписанный императором Николаем II. Государственный архив Российской Федерации

 

4. Действительно Николай II поставил под документом подпись карандашом? 

   Подпись действительно поставлена карандашом. И что? Истинная проблема заключается в другом — на самом ли деле это подписался государь? Или кто-то иной за него?

 

5. А где сейчас хранится документ об отречении? 

   В настоящее время «Манифест об отречении» (под названием «Акт об отречении») хранится в Государственном архиве Российской Федерации (бывший Центральный государственный архив Октябрьской революции и Центральный государственный архив РСФСР); его архивные данные (ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 2100а. Л.5) Фотокопию его можно посмотреть на сайте ГАРФа.

 

6.  Верно ли, что подпись карандашом, ане чернилами автоматически делает документ недействительным? 

   Нет, это не так. На некоторых маловажных документах (вроде отдельных телеграмм в Ставку) государь и ранее делал пометы карандашом. Данный документ делает недействительным не карандашная подпись, а его неправильное оформление по закону: он составлен не по правилам для такого рода документов (манифестов), не заверен Императорской печатью, не утвержден Правительствующим Сенатом, не одобрен Государственным советом и Государственной думой. То есть является юридически ничтожным.

 

7. Есть ли какие-то исторические свидетельства, что впериод с марта 1917 по июль 1918 Николай II отрицал подлинность своего отречения от престола? 

   С 8 марта 1917 года государь и члены его семьи находились под арестом, их контакты с внешним миром были резко ограничены. Позднее же все близкие, с которыми Николай Александрович мог вести подобные разговоры (супруга, личный врач Е. С. Боткин, князь В. А. Долгоруков или граф И. Л. Татищев) также были убиты большевиками.

 

8. А во время ссылки унего была возможность поделиться правдой о том, что случилось с ним в день отречения? 

   В ссылке ситуация была еще хуже; свободу государя постоянно ограничивали, его связи с внешним миром были сведены к минимуму как в Тобольске, так и в Екатеринбурге.


Дневник императора Николая II за 1916–1917 гг. «Суть та, что ради спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии, нужно решиться на этот шаг».

 

9. Могло ли быть так, что Николая II попросту арестовали, аего подпись под отречением подделали? 

   Во Пскове императора сначала фактически арестовали, задержав царский поезд якобы для «обеспечения его безопасности» в связи с начавшимися беспорядками. Государь был полностью изолирован от внешнего мира, не имел возможности даже говорить по телефону. И это положение сохранялось до 8 марта 1917 года, когда реальный арест был просто формализован решением Временного правительства. А то, что известно в науке под «Актом об отречении», скорее всего, является подделкой (аргументы А. Б. Разумова очень убедительны). Но в любом случае, даже если после графологической экспертизы подпись Николая Второго будет признана подлинной, это не отменит ни сомнений в одобрении государем остального текста, напечатанного на пишущей машинке, а не написанного собственноручно, ни юридической ничтожности оформленного подобным образом документа.

 

10. Считал ли Николай II, что его отречение от престола означает ликвидацию российской монархии? 

   Ни в коем случае государь так не считал. Более того, даже так называемый «Манифест об отречении» говорит лишь о передаче верховной власти великому князю Михаилу Александровичу. И даже отречение великого князя не означало ликвидацию монархии. Кстати, это прекрасно понимали члены Временного правительства. Даже после формального провозглашения республики 1 сентября 1917 года окончательно решить вопрос о форме правления в России должно было только Учредительное собрание.

 

   Источник: https://foma.ru/otrechenie-tsarya-byilo-ili-ne-byilo.html

Митрополит Липецкий и Задонский запретил верующим смотреть «Матильду»

Митрополит Липецкий и Задонский запретил верующим смотреть «Матильду»

 

4 октября 2017 года. ПРАВМИР. Митрополит Липецкий и Задонский Никон запретил верующим своей епархии смотреть фильм Алексея Учителя «Матильда», который он назвал кощунственным.


«Не благословляю верным чадам Липецкой митрополии Русской православной церкви принимать участие в организации показа и просмотре кощунственного фильма “Матильда”, оскорбляющего память святых страстотерпцев императора Николая II, императрицы Александры, царевича Алексия, великих княжен Ольги, Татианы, Марии, Анастасии», — говорится в обращении митрополита Никона, которое цитирует РИА Новости.


Он напомнил, что «почитание святых является догматом православной Церкви», и привел подтверждающую цитату из Библии: «Не прикасайтеся помазанным Моим».


С аналогичным призывом ранее выступил предстоятель Белорусской православной церкви митрополит Минский и Заславский Павел.


«Матильда» выходит в российский прокат 26 октября. Фильм посвящен судьбе балерины Матильды Кшесинской, в которую был влюблен будущий император Николай II.


Задолго до выхода в прокат картина спровоцировала общественный резонанс во многом благодаря депутату Госдумы Наталье Поклонской, которая попросила Генпрокуратуру проверить картину. Она также призвала отозвать выданное фильму прокатное удостоверение.


Министр культуры РФ Владимир Мединский заявил, что его возмущает умышленно нагнетаемая вокруг картины истерия, при том что это «обычный художественный фильм».


Источник: http://www.pravmir.ru/

 

«Матильда»: приношение святому царю «от благодарных потомков»?

«Матильда»: приношение святому царю «от благодарных потомков»?

Автор: Юлия Кулакова 

   Вновь и вновь поднимается тема фильма «Матильда». Вновь и вновь обсуждаются те, кто посмел возмутиться появлением этого фильма,  вновь и вновь заявляется, что «царь был не безгрешен» и вообще «фильмы можно снимать о чем угодно – у нас свобода».

   Уверенное удовлетворение потомков палачей с их бранными репликами в сторону несогласных и молчание потомков людей, «молчавших тогда», я бы поняла. Но когда люди с крестом на груди выражают недоумение и не понимают, «а что такого»… Действительно, что же такого в том, что мы, назвавшие себя духовными потомками русских святых, в качестве приношения святым царственным мученикам к столетию их страшной гибели приносим фильм, полный лжи (который никак не получается назвать «художественным вымыслом») и выстроенный вокруг, простите, упавшего лифчика героини?

   Убийство царя. Этот акт устрашения нужен был новой власти. И не только для того, чтобы морально подкосить  тех, кто еще надеялся на восстановление прежней России. Это было ритуальное убийство, и можно не выискивать следов каких-либо оккультных ритуалов – самого факта было вполне достаточно. В лице царя убийцы надеялись расправиться с ненавистной им старой Россией и с единственным источником силы, который животворил ее, несмотря на все грехи от диких нравов деревни до богоотступничества высших кругов, – с верой Христовой. С верой, которую хранили еще очень многие, в том числе и Божий помазанник Николай Второй.

   Необязательно быть верующим человеком, чтобы понимать: для нашей истории, для нашей культуры мученическая смерть царственных страстотерпцев – это  символ всего мученического и страстотерпческого подвига русских людей.  За этим символом – вся расстрелянная и истерзанная штыками братоубийства Россия, все взорванные храмы, «комсомольские костры» из икон, выцарапанные глаза на фресках святых. Все жертвы безбожных лет, начиная с первых дней революции, когда были зверски растерзаны одержимой толпой священник Иоанн Кочуров и многие другие мирные пастыри и миряне, до…  До – не побоюсь сказать – наших дней, когда нет-нет да проскользнет новость о священнике, монахе или верующем мирянине, убитом пьяными дегенератами, начитавшимися безбожных агиток нового поколения потомков революционеров-убийц. Когда не забыт пепел села Прямухино, где священник, не допустивший разграбления храма, был сожжен вместе с беременной супругой и маленькими детьми. Когда оптинские паломники идут поклониться троим братиям-чудотворцам, убитым рукой сатаниста. Когда простой священник выходит в подъезд сделать замечание хулиганам – и уже не возвращается домой.

   За этим символом – все, от священника, убитого внезапно помешавшимся «духовным чадом», до христианина, запытанного иноверцами за веру Христову. Маленькие строки в новостях и надгробные плиты братских могил. За ним Бутово и Карлаг, за ним забитые насмерть, утопленные, погребенные заживо, но не отрекшиеся от Господа митрополиты и церковные сторожа, женщины и дети. Память их всегда будет тесно связана с памятью царской семьи,  убитой в знак намерения развязать на просторах России кровавую оргию. Чем мы встречаем день этой памяти, который по праву мог бы стать еще одним  днем памяти всех, убиенных в годину гонений?

   В качестве аргумента «за» пресловутый фильм мною была встречена  такая фраза: «Мы знаем, кем была Мария Египетская в молодости, –что, про нее тоже нельзя было бы снимать фильм "со сценами"»? Помнится, я что-то начала писать про ложь и правду, а потом поняла, что не могу отвечать на поставленный таким образом вопрос. Потому что я приходила в Церковь в те годы, когда никто из людей, подходящих к Причастию, и не подумал бы вообще смотреть фильмы «со сценами». Любые. Не говоря уже о том, если бы это были фильмы о святых. Даже если бы это была не ложь, а «экранизация» описанного в житии факта. «Грех юности» великой подвижницы Марии давным-давно исчез «яко не бывший» в океане Божией любви, и наше ли дело подобно бесам из «мытарств Феодоры»  потрясать хартией с описанием тех грехов, расцвеченных нашим воображением? И неужели нужно объяснять прописные истины о том, что жития называют грехи для того, чтобы мы  не отчаивались по поводу грехов собственных, видели Божию милость и силу покаяния, превращающую «Савлов в Павлы», а вовсе не для наших фантазий на тему падений тех, кто уже в Царствии Небесном?  Особенно же страшно, когда о святом снимается лживый фильм. От лукавого вдохновителя  нечего было бы и ожидать другого, ведь «диавол» по-гречески и означает «клеветник». Но от брата-христианина совсем не ждешь желания пойти в кинотеатр потешиться откровенно неприличными «сценами», да еще и  на материале лживо пересказанной биографии святого царя, и какими-то абсурдными выдумками относительно его верной супруги.

   Кто-то всё же настаивает на «всё так и было», заявляя себя чуть ли не профессиональными знатоками жизни святого царя Николая, и их не разубедить. Но не лукавьте. Вы знаете не только его жизнь. Вы знаете и его смерть. Не знаете?

   …Человек, которого Вы любите, с которым Вы вместе долгие годы, наполненные нежностью, поддержкой и теплом, рядом с Вами. Вы смотрите друг другу в глаза, держитесь за руки. Верите, что беды и трудности скоро кончатся. Рядом с вами – и ваши дети. Только что радовались, как выросли дочери, как возмужал сын. Вы проводили тихие вечера за чтением и разговорами, а потом вместе молились.

   Вы не знали, что сегодня вас будут убивать.

   Вы не знали, что вашу дочь, которой так шло то чудесное белое платье, которая так мило улыбалась вам вчера, до неузнаваемости истыкают штыками. Вы не знали, что больного сына, которого Вы несли на руках, Вы не сможете даже заслонить собой в тот момент, когда его лицо будет исковеркано ужасом. В последних страданиях Вам не удастся даже увидеть любимые глаза. И последнее, что Вы услышите в этой жизни, – это нечеловеческие крики боли Ваших детей…

   Именно так уходил из жизни последний православный царь нашей страны. Именно так, и сегодня это известно каждому, даже тем, кому вовсе «не интересно», что царь Николай Второй, его супруга Александра и дети прославлены в лике страстотерпцев. Претерпевших мучения и смерть от тех, кто страстями открыл двери в свою душу лукавым духам и в бесноватой злобе поднял свою руку на невинных людей. На людей, проживших в любви друг к другу, явивших нам образец семейной жизни в любви и верности (и лично я при словах «день семьи, любви и верности» думаю прежде всего именно о них). На мирного и смиренного человека, молившегося за своих гонителей, на женщину, девушек и тяжело больного подростка.

Вы всё еще хотите посмотреть те самые разрекламированные «сцены»?

Тогда получается, что дело его убийц живет и побеждает. По крайней мере, на территории отдельно взятой человеческой души. А Господь – Он ведь распялся не «за всех». Он распялся за каждого из нас. И каждая душа для Него важна, и у двери каждой Он стоит и стучит.

   Я никогда не увлекалась темой, «будет ли в России православный царь». Однако не могу не сравнить два высказывания. Блаженная схимонахиня Мария (Матукасова) в свое время ответила: «Почему бы не быть, если все к нему с уважением?» А недавно в одном материале попалась фраза современного праведника, имя которого я не назову во избежание кривотолков, но ответ его не могла не сравнить с предыдущим. Сказал он, что царя у нас уже, видимо, не будет. Потому что мало тех, кто бы отнесся к нему  с уважением.  Для меня эти слова – не о том, «будет ли царь». Для меня они – о том, как мы изменились…

   У каждого верующего человека уже есть «Православный Царь» – это Тот, о Котором в Крещении мы говорим: «Верую Ему, яко Царю и Богу». Тот, Который словами псалмопевца говорит: «Не прикасайтесь к помазанным Моим и пророкам Моим не делайте зла» (Пс. 104:15). Христовы ли мы, когда «с трибуны» поддерживаем не ту свободу «делати рай», которую дал нам Творец, а свободу говорить ложь о праведниках, свободу не чтить мучеников, вымоливших нам возможность беспрепятственно ходить в храм Божий, не боясь оказаться за это в застенках, свободу знать заповеди с детства, но при этом считать нормой ходить на «фильмы со сценами»?

   И проще: люди ли мы, когда в столетнюю годовщину беспрецедентных кровавых событий на родной земле  «выискиваем грехи» того, кто пострадал  за Христа? Если мы ищем, как бы показать последнего царя «погрешнее», показать самим себе, будто он «так же грешен, как и мы», то попадаем под прицельный выстрел знаменитой фразы нашего великого поэта Пушкина: «Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы: он и мал и мерзок – не так, как вы, – иначе».

   А мы – что мы? «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века», – поем мы на каждой Литургии, прежде чем причаститься Святых Христовых Таин. Когда-нибудь закончится наша земная жизнь,  встретимся лицом к лицу с Самим Господом. И рядом с Ним, среди мучеников, будут стоять святой русский царь Николай и его любимая семья. Какими глазами мы посмотрим на них?

   Давайте подумаем об этом сегодня. 

   Источник: http://prihozhanin.msdm.ru/