Жизнь протоиерея Серапиона ФАВОРСКОГО


Судьба Царя - судьба России.

Радоваться будет Царь, радоваться будет и Россия.

Заплачет Царь, заплачет и Россия.

                Преподобный Анатолий (Потапов),

                старец Оптинский, 1916.



ПРОТОИЕРЕЙ СЕРАПИОН АНДРЕЕВИЧ ФАВОРСКИЙ.

Часть первая. СТАНОВЛЕНИЕ: 1871-1917 ГОДЫ.


   Давным-давно, более полутора веков назад в Сретенском храме села Ижмаринское Яранского уезда Вятской губернии служил потомственный священник Андрей Иванович Фаворский (6.10.1843 – †18.04.1904). 21 февраля 1871 года законная жена его Надежда Александровна Фаворская, по происхождению священническая дочь, родила мальчика. Сына своего родители назвали Серапионом, в честь святого Серапиона Коринфского. Таинство крещения на 3-ий день 24 февраля совершил священник Симеон Филимонов с диаконом Димитрием Нивинским и дьячком Михаилом Анцыгиным [1][9][32].


Священник Андрей Иванович с матушкой Надеждой Александровной.

Надпись на фотографии сделана протоиереем Иоанном Серапионовичем Фаворским.


   Когда Серапиону не исполнилось и года, а точнее 12 ноября 1871 года, его отца, священника Андрея Ивановича, по собственному его прошению переводят к новому месту служения – помощником настоятеля в Троицкий храм села Раменье Вятской губернии и уезда [2]. В этом селе заштатным священником служил в то время его родитель Иоанн Семёнович Фаворский. Священник Иоанн Семёнович (†26.02.1880), священнический сын, к тому времени вдов, награждён бронзовым наперстным крестом в память Крымской войны и набедренником [3].

   В 1880 году, в возрасте 9 лет, Серапион учится в 1-ом классе Вятского Духовного училища, учится на содержании отца [6]. А тем временем на приходе села Раменье происходят служебные перестановки. Прежний настоятель священник Иоанн Казаринов 6 марта 1880 года благословением Преосвященнейшего Нафанаила перемещён к Воскресенскому собору г. Вятки, а его место благословением от 12 марта того же года занимает священник Андрей Иванович Фаворский. На место второго священника 26 марта прибывает священник Владимир Модестов [5].

   В августе 1885 года Серапион продолжает образование, поступив в 1-й класс 1-ое отделение Вятской Духовной Семинарии. В 1890 году в возрасте 19 лет он переходит в её 6-ой выпускной класс [7][33][34].

   Среди бумаг делопроизводства Вятской Духовной Семинарии имеются две служебные записки, написанные семинарскими врачами. Они являются яркими свидетельства того, что семинаристы реально жили в суровых спартанских условиях. Вот как их описывает семинарский врач Николай Фармаковский: «Семинария, находящаяся на расстоянии около 2-х вёрст от города, представляет много антигигиенических условий, вредно влияющих на здоровье, как воспитанников, так и служащих Семинарии. Семинария расположена в местности болотистой и низменной. Болота, окружающие Семинарию, занимают довольно большое пространство, вследствие чего воздух Семинарии всегда сырой и после заката солнца переполнен болотными испарениями и туманами. Пруд, находящийся при Семинарии, образуется небольшою речкою Люлюченкою, питающейся болотами. Вода в пруду и в речке вследствие слабого течения подвергается застою и гниению, отчего покрывается зеленью и гнилью, всегда имеет специфический болотный запах и вкус. Колодцы, которых при Семинарии два, питаются болотною, почвенною водою. Вследствие отсутствия других источников водоснабжения приходится употреблять для питья и приготовления пищи болотную воду, оказывающую, конечно, вредное влияние на здоровье. <…> Помещения учеников представляют очень много антигигиенических условий. Первое, что следует о них сказать, это то, что они очень тесны, особенно спальни. Классные комнаты по кубическому содержанию воздуха (около 1 кубической сажени на человека) могли бы быть признаны достаточными, если бы существовало удовлетворительное устройство вентиляции. Так как ученикам Семинарии приходится всё время проводит в классе, за исключением времени приёма пищи, прогулок и сна, то понятно, что такие вентиляционные приспособления, как форточки в окнах и стенах крайне недостаточны. Профессор Доброславин в своём руководстве к гигиене говорит, что в классных комнатах необходимо иметь 20 кубических метров воздуха на каждого ученика, то есть около двух кубических сажен, считает возможным ограничиваться и 10-ю кубическими метрами, но при том условии, чтобы воздух мог сменяться различными вентиляционными приспособлениями не менее 2 – 3 раз в течение часа. Кубическое содержание воздуха в наших казармах 1 – 1½ куб. сажени, так что кубическое содержание воздуха в зданиях Семинарии менее чем в казармах».



Вятская Духовная Семинария. Корпус с семинарским домовым храмом.


   Это описание дополняется вúдением другого семинарского врача доктора медицины И.Петеллина: «общежития и классы воспитанников помещаются в трёх отдельных корпусах и кроме того столовая и церковь находятся в особых зданиях, то пансионерам приходится в течение дня с раннего утра до позднего вечера по нескольку раз переходить из одного корпуса в другой, при чём в одной столовой они бывают пять раз, т.е. делают 10 переходов по двору, не смотря на дождь, сырость и холод, доходящий до 28 и более градусов. Эти частые переходы не отзывались бы очень вредно на здоровье, если бы самые здания не отличались сильной теснотой, как например столовая, в которой повышение температуры во время питья чая, обеда и особенно ужина бывает настолько значительно, что становится жарко и душно отчего каждый из воспитанников выходит оттуда с значительной испариной, а слабосильные даже в поту. Обстоятельство это представляется настолько не нормальным явлением в отношении сохранения здоровья и вместе условием вредным, крайне легко способствующим к всевозможным заболеваниям, что не нуждается ни в каких комментариях. Тоже самое нужно сказать и о других переходах, например, в церковь на ежедневные молитвы и богослужения и в некоторые классы. В церкви, вследствие тесноты её, бывает также жарко и душно, причём нередко с воспитанниками, как известно, делается дурно. Что же касается возможности получить сильную простуду и болезнь в дни топки бани, которая помещается вне ограды Семинарии, за прудом, на совершенно открытой местности, где всегда существует пронизывающий ветер, то для всякого ясно, что это представляет даже прямую опасность для сохранения здоровья, так как во время перехода из бани, при сказанных условиях, можно получить такое сильное воспаление лёгких, что никаких сил не будет достаточно для сохранения жизни. Известно, что после бани каждый раз заболевания заметно учащаются и являются в более сильной форме. Помимо этих причин, вызывающих, так сказать, непосредственно и быстро простудные заболевания, существуют условия, способствующие и располагающие к этим заболеваниям и подтачивающие здоровье воспитанников медленно, а именно: недостаток воздуха во многих классах, от тесноты тяжёлый, удушливый и спёртый воздух в спальнях, где размещение коек настолько тесно, что между ними не только пройти, но даже пролезть почти невозможно, к этому нужно прибавить сырость стен, поднимающуюся почти до двух аршин, с покрывающею их плесенью, низкие потолки, кубическое содержание воздуха, не доходящее в 12 спальнях из 14-ти до 1 сажени и понижающееся до крайне малых, едва допустимых для спальных комнат, размеров – 0,75 кубических сажен на каждого человека, быстрое разрушение полов указывающее на сильные процессы гниения, существующие под ними, несмотря на все надлежаще принятые против этого меры, выступание из под полов высокостоящей почвенной воды не только в весеннее и осеннее время, но и в дождливое лето, отсутствие правильной вентиляции и невозможность, по заявлению техников, её устройства, всё это не только способствует простуде и разным заболеваниям, но и действует губительным образом на здоровье, в корне подрывая силы молодого, учащегося юношества. Доказательством этому служит очень большое число страдающих малокровием, головокружением, нервными головными болями, стеснением и болью в груди, общим недомоганием и усталостью, ревматизмом, бронхитами, ларингитами, плевритами и прочими, сюда же нужно отнести отчасти и слабое развитие груди, оказавшееся у многих воспитанников, как показало поголовно произведённое измерение. <…> сильная мнительность и боязнь за получение чахотки распространены почти между всеми пансионерам и влияют неблагоприятно на состояние их духа, успешность в занятиях и на характер, отчего и в последующие годы – период служебной деятельности остаётся у многих из них беспокойство и опасение за то, что здоровье их надорвано в бытность в Семинарии, это известно из врачебной практики среди духовенства, приезжающего в Вятку из разных уездов губернии и обращающегося за медицинским советом. Основательность этих жалоб во многих случаях не представляется возможным отвергать». Оба этих документа датированы 1889 годом, то есть временем обучения Серапиона Фаворского в этой Семинарии [35].

   15 июня 1891 года Серапион оканчивает курс в Вятской Духовной Семинарии по второму разряду. О чём получает Свидетельство № 535 от 18 июня 1891 года [9][33].

   Дальнейшая жизнь Серапиона Андреевича будет тесно связана с селом Троицким Котельнического уезда. В этом селе он присмотрел себе невесту. Ею стала девица Агния Ивановна, дочь местного священника Иоанна Николаевича Юферева.



Надпись на фотографии сделана протоиереем Иоанном Серапионовичем Фаворским:

"Дедушка о.Иоанн Николаевич Юферев с детьми: Аркашей и Агнией - моей Мамой".


   12 марта 1892 года, то есть ещё до заключения брака с Ангией Ивановной, Серапион Андреевич епархиальным начальством согласно его прошению определён на священническое место в Троицкий храм к будущему тестю, скорее всего в связи с выходом последнего за штат [9][18][19]. Но за штат о.Иоанну выйти было не суждено, так как за день до этого назначения Серапиона Андреевича, 11 марта 1892 года, священник Иоанн Николаевич Юферев умирает в возрасте 46 лет [12].

   Объективности ради надо сказать, что есть и другие источники, которые дату назначения Серапиона Андреевича приводят как 19 марта [16], его день рождения как 22 февраля [18], Миссионерское общество пишут как Палестинское общество [13] и так далее. И временами складывается впечатление, что ведомости писались лишь бы отписаться. Часть документов погибла в советский период нашей истории. Среди них «Дело об определении на священническую вакансию в с. Троицкое Серапиона Фаворского. Начато 18 марта 1892. Завершено 11 мая 1892 На 8 листах.» (Ф.237, Оп. 195, Д. 338 ). Но всё же трудно предположить сватовство по факту смерти, то есть по числам до 9 дня с момента смерти священника Иоанна Юферева. Поэтому сватовство должно было быть ранее. Другое дело, если 19 марта не считать опиской, то Иоанн Юферев мог за штат и не собираться, а Серапион Андреевич когда сватался просто нашёл себе невесту, а не будущее место служения, как получилось.

   26 апреля 1892 года в Троицком храме села Троицкого Котельнического уезда был заключён брак между Серапионом Андреевичем и Агнией Ивановной. Молодожёнам было тогда 21 год и 18 лет соответственно. Таинство брака совершил священник села Семёновское Симеон Краев с местными диаконом Михаилом Кленовицким и псаломщиками Николаем Мотрохиным и Иоанном Замятиным. Местные Троицкие священники Александр Главизнин и Павел Чемоданов были поручителями за жениха. Поручителями за невесту стали местный псаломщик Иоанн Замятин и Земский начальник 4-го участка Котельнического уезда статский советник Михаил Семёнович Довгялло [8].

   О дне диаконской хиротонии Серапиона Андреевича доступные теперь документы умалчивают. Но доподлинно известно, что в священнический сан диакона Серапиона Андреевича рукоположил Преосвященнейший Никон 6 мая 1892 года [9].

   В селе Троицком отец Серапион с семьёй живёт в казённом доме, как и два других приходских священника [10]. Священник Серапион, равно как и его тёща, вдова Александра Ивановна Юферева никакого недвижимого имущества не имели [9][11].

   Вот как отписывает Троицкий храм «Ведомость о церкви Троицкой, села Троицкого, Котельнического уезда за 1895 год:

  1. Церковь построена 1847-54 годах тщанием прихожан.
  2. Зданием каменная с таковою же колокольнею, крепка.
  3. Приделов в ней три: 1-й во имя Св. Троицы, освящён в 1867 г. 9 октября, 2-й в тёплом храме в правом приделе во имя Св. Великомученика Георгия, освящён в 1854 г. 29 сентября, 3-й в левом приделе во имя Св. Пророка Илии, освящён в 1857 г. 13 января.
  4. Утварью достаточна.
  5. Причта по штату положено: три священника, диакон и три псаломщика, в каковом составе и находится причт.
  6. Земли для священно-церковнослужителей, согласно утверждения г. товарища Министра Государственных Имуществ в августе 1888 г., отмежёвано в сентябре месяце 1890 г. удобной - 99 десятин, а с неудобной - 115,35 десятин.
  7. Священно-церковнослужителей три священника и один псаломщик проживают в казённых домах, а диакон и два псаломщика в своих собственных домах, состоящих на церковной земле, замежёванной в пользу причтов.
  8. Жалования на священно-церковнослужителей не положено, а содержатся добровольным подаянием от прихожан, руги, осеннего и петровского, а за требоисправление получают плату, взимаемую с прихожан по возможности, на основании данного ими условия при открытии села. Содержание священно-церковнослужителей посредственное.
  9. Здания принадлежащие к сей церкви: пять деревянных домов, из которых один полукаменный и флигель с необходимыми пристройками, кроме сего три деревянных амбара с пристенком и сарай для склада жердей и тису.
  10. Расстоянием сия церковь от Духовной Консистории в 160 верстах, а от местного благочинного в 35 верстах.
  11. Ближайшие сёла к сей церкви суть: Воскресенское в 10 верстах, Рождественское в 20, Архангельское в 18 и Прокопьевское в 19 верстах.
  12. Приписной церкви нет.
  13. Домовой церкви нет.
  14. Опись церковному имуществу сделана в 1856 г. и 1857 г. 4 сентября скреплена членом Орловского Духовного правления протоиереем Павлом Бехтеревым и утверждена печатью сего же правления.
  15. Приходорасходные книги, о суммах церковных, выданные в 1892 г. за шнуром и печатью Вятской Духовной Консистории за №12733 и №12744 ведутся исправно и хранятся в целости.
  16. Копии с метрических книг хранятся в целости.
  17. Исповедные росписи с 1836 г. хранятся в целости.
  18. В обыскной книге, выданной за шнуром и печатью Вятской Духовной Консистории 1892 г. за №5147, писаных листов 221, не писанных 155, а всего 376 листов.
  19. На кладбище с разрешения Его Преосвященства Преосвященнейшего Аполлоса построена деревянная церковь, которая и освящена 1871 г. 17 августа во имя Пресвятыя Богородицы «Утоли моя печали».
  20. В 1884 г. при починке Ключевском с разрешения Его Преосвященства Преосвященнейшего Аполлоса и соизволения Его Императорского Величества Благочестивейшего Государя Императора Александра Александровича в память Священного коронования Их Императорских Величеств и в память освящения храма Христа Спасителя в Москве, усердием прихожан села Троицкого, устроена деревянная часовня Александровская, освящена в 1885 г.




О церковно-приходском попечительстве.

   Церковно-приходское попечительство открыто в 1868 г. Председателем попечительства состоит священник Серапион Фаворский, непременными членами священники: Александр Главизнин, Павел Чемоданов и диакон Михаил Кленовицкий, церковный староста крестьянин Ефим Глушков, Ключевский волостной старшина Андрей Мосеев, и Красавский старшина Леонтий Шатов, избранными от общества членами попечительства состоят крестьяне: Иерофей Шатов, Григорий Останин, Назар Стародубцов, Фома Вылягжанин и Пётр Жуйков. В продолжение 1895 г. в попечительство поступило на приход 581 р. 67 к., в расход 796 р. 80 к.

   Примечание. При церкви села Троицкого в 1891 г. открыта женская церковно-приходская школа: учащихся в ней девочек 44. Законоучителем в ней священник Павел Чемоданов, учительницей девица Мария Павлова Луппова и исправляющим должность учителя пения псаломщик Андрей Стефанов. Кроме церковно-приходской школы существует в селе Троицком народная земская мужская школа [училище] в ней учащихся 130. Законоучителем состоит священник Александр Главизнин, учительница Капитолина Иванова Шубина, окончившая курс в Вятской Мариинской Гимназии и две помощницы учительницы: Мария Ивановна Замятина из окончивших курс в Вятском Епархиальном женском училище и Антонина Васильева Ердякова не окончившая полного курса в Мариинской женской гимназии. 1895 г. в сентябре месяце открыта мужская церковно-приходская школа: учащихся в ней 50 мальчиков. Законоучителем священник Серапион Фаворский, учительницей девица из окончивших курс в Вятском Епархиальном женском училище Анфиса Мотрохина и учителем диакон Михаил Кленовицкий и псаломщик Андрей Стефанов помощником учителя в однокласной мужской церковно-приходской школе» [10].

   А вот так повествует об этом селе «Описание приходов Вятской епархии за 1912 г.» : «Котельнический уезд, 3-й благочиннический округ. <…> 15) Село Троицкое – Троицкая церковь, каменная, построена в 1847 г.; расстоянием от г. Вятки в 160 вёрст, от уездного города в 80 вёрст; часовни: кладбищенская, построена в 1871 г., и Ключевская, построена в 1884 г.; причта по штату положено: 3 священника, 1 диакон, 3 псаломцика; квартиры для причта казенные, кроме диакона Мотрохина, имеющего свой дом; земли: усадебной 9 десятин, пахотной 30 десятин, сенокосной 35 десятин, лесной 31 десятин 1696 сажен, неудобной 7 десятин 1648 сажен; братский денежный доход: священника 591 рублей, диакона 394 рублей, псаломщика 197 рублей; руги собирают на весь причт до 60 пудов ржи и 210 пудов овса; прихожан: православных русских 3271 мужского пола, 3319 женского пола; приход состоит из 52 селений, расстоянием 1 – 11 вёрст. Село расположено в местности лесной, низменной и ровной при реке Паозери. В селе три школы: две церковно-прихриходских, из коих одна двухклассная смешанная (в 1892 году она была одноклассная мужская – примечание автора), другая одноклассная женская, и мужское земское училище. Занятие прихожан исключительно землепашество. При селе существуют: земская больница, Ключевское волостное правление и почтовое отделение. Пароходная пристань в г. Котельниче; станция железной дороги Шабалино в 17 верстах. Село стоит на проселке». Эти сведения взяты из второго раздела книги «Вятская епархия. Историко-географическое и статистическое описание. Вятка, 1912», составленной архивариусом Духовной Консистории В. И. Шабалиным. Источник: http://rodnaya-vyatka.ru/ve1912/kotelnicheskiy-uezd-3

   Вот, христолюбивый читатель, несколько забегая вперёд из 1892 года, мы и познакомились с селом, где о. Серапиону предстоит нести церковное послушание в течении 20 лет.

   С 10 октября 1892 года о. Серапион преподаёт Закон Божий в Троицкой женской церковно-приходской школе, как второй законоучитель. Это послушание он будет нести до 15 сентября 1895 года [9].

   С 1 января 1893 года о. Серапион уже член Вятского Комитета Православного Миссионерского общества и член Братства Святителя и Чудотворца Николая [9][16].

   8 мая 1893 года в семье Фаворских родилась дочь Елена – их первенец. Того же дня она была крещена самим отцом - священником Серапионом. В метрической книге у неё нет крёстных [20]. Слаборождённый ребенок через ¼ часа умер. Её отпевание также совершал о. Серапион с диаконом и псаломщиком [21].

   16 августа 1894 года в семье Фаворских рождается второй ребёнок – Сергий. Таинство крещения совершил на 3-ий день 18 августа священник Александр Главизнин. Восприемники Студент 3-го курса Казанской Духовной Академии Аркадий Иванович Юферев и его мать Александра Ивановна Юферева, то есть дядя и бабушка крещаемого [22].

   3 сентября 1895 года о. Серапион назначен на должность заведующего и законоучителя Троицкой мужской церковно-приходской школы [9]. Это послушание он будет нести по 12 cентября 1912 года [19].

   26 сентября 1895 года в семье Фаворских рождается второй сын – Николай. Танство крещения совершил 30 сентября священник Александр Главизнин. Восприемники Троицкой земской больницы врач Андрей Николаевич Леонтьев и Александра Ивановна Юферева [23].


Батюшка Серапион и матушка Агния Ивановна.

На фотографиях протоиереем Иоанном Серапионовичем Фаворским

указаны даты кончины родителей по новому стилю. 



   21 ноября 1896 года о. Серапион награждён набедренником [9].

   22 декабря 1896 года в семье Фаворских рождается третий сын – Василий. Таинство крещения совершил на 3-ий день 24 декабря священник Александр Главизнин. Восприемники кандидат богословия Казанской Академии Аркадий Иванович Юферев и сестра его Анфиса [24].

   15 мая 1897 года о. Серапион награждён медалью в память Императора Александра III [13].

   23 июня 1897 года о. Серапион награждён тёмно-бронзовой медалью за труды по всенародной переписи [13].

   14 февраля 1897 года к уже имеющимся при селе Троицком учебным учреждениям, то есть мужской и женской церковно-приходским школам и мужскому земскому народному училищу, добавляется ещё одно земское народное училище при починке Тохтинском. В нём тогда обучалось 24 мальчика и 2 девочки. А в январе 1900 года открывается ещё одно учебное заведение - Зотовское земское начальное народное училище при починке 2-ом Линовском. В нём учится 36 мальчиков и 14 девочек. Законоучителем в последнем с 30 Декабря 1899 года состоит священник Серапион Фаворский [15][13]. Это послушание он будет нести до 4 сентября 1907 года [18].

   19 июня 1898 года в семье Фаворских рождается дочь Мария. Таинство крещения совершил на 2-ой день 20 июня священник Александр Главизнин. Восприемники Серафима Ивановна, жена священника Швецова, что служил тогда в селе Пижемское Яранского уезда, и студент Нежинского историко-филологического института Иван Иванович Юферев, который чуть позже станет писать свою фамилию как ЮферОв [25].

   31 октября 1899 года в семье Фаворских рождается четвёртый сын – Михаил. Таинство крещения совершил на 3-ий день 2 ноября священник Николай Андреевич Фаворский из села Соловецкого, он же был восприемником, а восприемницей стала Анфиса Ивановна, дочь умершего священника Иоанна Николаевича Юферева [26].

На фотографии рукой протоиерея Иоанна Серапионовича Фаворского

написано: "Село Н-Троицкое, 1900 год". Слево на право: Сергей, Агния Ивановна, Мария, Николай, Василий, на руках Михаил, о. Сарапион.

   К 1900 году у вдовы священника Иоанна Николаевича Юферева – Александры Ивановны появляется недвижимое имение - деревянный дом на церковной земле, оцененный описью в 500 рублей, а о. Серапион с семьёй живёт по-прежнему в казённом доме и не имеет и не будет иметь недвижимого имущества [13][14][15][18][19].

   23 марта 1901 года о.Серапион награждён скуфьёю [13] (или же 21 марта - опять разночтение [18][19]).

   26 апреля 1901 года в семье Фаворских рождается пятый сын – Иоанн. Таинство крещения 2 мая совершил священник Александр Главизнин. Восприемники Земский начальник 4-го участка Котельнического уезда статский советник Михаил Семёнович Довгялло (он же был поручителем на свадьбе Фаворских девять лет назад) и Любовь Ивановна, дочь умершего священника Иоанна Николаевича Юферева [27].

   В ноябре 1901 года Троицкая мужская церковно-приходская школа из одноклассной была реорганизована в двухклассную. Священник Серапион остался в ней в должности заведующего и законоучителя [16]. В школе учится 149 мальчиков и 11 девочек [17]. Это послушание он будет нести по 12 cентября 1912 года [19].

   4 января 1902 года о. Серапион стал исполнять должность следователя [16]. Это послушание он будет нести по 26 октября 1909 года [18][19].

   4 июля 1902 года в семье Фаворских рождается дочь Вера. Таинство крещения 19 июля совершил священник Александр Главизнин. Восприемники преподаватель Вятской Духовной семинарии Аркадий Иванович Юферев и помощница учительницы Троицкого Земского училища Анфиса Ивановна Юферева [28].

   18 апреля 1904 года от воспаления лёгких на 60-м году жизни в селе Раменье Вятского уезда скончался священник Андрей Иванович Фаворский, настоятель Троицкого храма села Раменья, награждённый в 1897 году камилавкой [1]. Чин отпевания был совершён только на 5-й день 25 апреля. Погребение совершалось сонмом духовенства, среди которого были и дети почившего священники Александр, Серапион и Николай Фаворские. Возглавил отпевание благочинный Вятского уезда священник Иоанн Попов. Всего на отпевании было 10-ть священников [4].

   28 августа 1905 года в семье Фаворских рождается дочь Надежда. Таинство крещения на 4-ый день 31 августа совершил священник Николай Кленовицкий. Восприемники Николай Фаворский, сын о. Серапиона, и окончившая курс Епархиального училища Любовь Ивановна Юферева [29].

   28 марта 1907 года в семье Фаворских рождается дочь Александра. Таинство крещения на 5-ый день 1 апреля совершил священник Александр Главизнин. Восприемники Михаил Фаворский, сын о. Серапиона, и учительница Земского училища Анфиса Ивановна Юферева [30].

   Священник Серапион избирался депутатом Епархиальных Съездов духовенства в 1907, 1908, 1909, 1910, 1911, 1912 и 1913 годов [18][19].

   С 7 августа 1907 назначен исправляющим должность благочинного 3 округа Котельнического уезда [19] (или с 1909 года - опять разночтение [18]).

   2 марта 1908 года, не дожив чуть менее месяца до года от своего рождения, в семье Фаворских умирает от воспаления лёгких их дочь Александра. Чин отпевания 4 марта на приходском кладбище совершил сам о. Серапион [31].

   6 мая 1909 года, в день рождения Госудáря Императора Николая Александровича, о. Серапион награждён камилавкой [18].

   13 июня 1909 г. награждён серебряной медалью в память 25-летнего юбилея церковных школ [18].

   26 октября 1909 назначен благочинным 3 округа Котельнического уезда с зачислением в действительную службу состояния исправляющего должность благочинного [18]. Это послушание он будет нести по 15 августа 1912 года [19].

   11 мая 1910 года Священный Синод награждает о. Серапиона Библией [18].





Вклеенная в книгу фотография подписана протоиереем Иоанном Серапионовичем Фаворским: "2-х классная церковно-приходская школа в селе Троицком".


   С 14 сентября 1911 года законоучитель Тихтинского и Протасовского земских училищ [19]. Это послушание он будет нести по 12 сентября 1912 года [19].

   Объявлена благодарность Его Преосвященства Преосвященнейшего Филарета Епископа Вятского и Слободского, со внесением в послужной список, за образцовый порядок в церквах округа при встречах Его Преосвященства во время поездки для обозрения епархии 12 января 1912 г. [19].

   На этом заканчивается 20-летний период служения священника Серапиона на благо Святой Матери Церкви в селе Троицком, так как 15 августа 1912 года он перемещён на настоятельскую вакансию в Троицкий храм города Яранска [19].

   С того же числа, 15 августа 1912 года, о. Серапион назначен благочинным 4 округа Яранского уезда. Это послушание он будет нести по 9 января 1915 года [19].

   Вот как повествует о Троицком храме г. Яранска, уже знакомое нам, «Описание приходов Вятской епархии за 1912 г.» : «Уездный город Яранск. <…> Троицкая церковь, каменная, построена в 1857 г.; часовни: в церковной ограде каменная, построена в 1875 г., в деревнях: Катанурской, Вещевы, Шуарской, Максимове, Шатаихе, Киселях, Скочилове, Винокурове, Баннове, Полозове, Барышове, Больших-Липян, Малых Липянах, Большой-Пиштани, Борке, Кадаеве, Кладбище, Потухине; казенной квартирой пользуется один священник Емельянов, а у протоиерея Курбановского, священника Вадиковского, диакона Вылягжанина дома собственные, диакон Селивановский и псаломщики Пинегин и Минеев живут в наемных квартирах; земли сенокосной 10 десятин; братский денежный доход: священника 1131 рублей, диакона 754 рублей, псаломщика 377 рублей; руги собирают на весь причт до 270 пудов ржи и 380 пудов овса; прихожан: православных русских 3693 мужского пола, 3970 женского пола; приход состоит из городских жителей и крестьян 59 селений, расстоянием 1 – 15 верст». Эти сведения взяты из второго раздела книги «Вятская епархия. Историко-географическое и статистическое описание. Вятка, 1912», составленной архивариусом Духовной Консистории В. И. Шабалиным. Источник: http://rodnaya-vyatka.ru/ve1912/yaransk

   С 17 декабря 1912 года о.Серапион в должности заведующего и законоучителя Яранской Троицкой церковно-приходской школы [19]. Это послушание он будет нести по январь 1915 года [19].

   Награждён светло-бронзовой медалью в память 300-летнего юбилея царствования Дома Романовых [19]. Медаль для награждения духовенства была в виде креста.

   С 19 августа 1913 года о.Серапион в должности законоучителя Ижиковского Земского училища Яранского уезда [19].

   С 9 октября 1913 года законоучитель Яранского мужского Министерства Народного Просвящения училища. Эти послушания он будет нести по 20 декабря 1914 года [19].

   6 мая 1914 года, в день рождения Госудáря Императора Николая Александровича, Священный Синод награждает о. Серапиона наперстным крестом [19].

   3 августа 1914 года в семье Фаворских родился одиннадцатый ребёнок – сын Стефан. Того же дня он был крещён самим отцом - священником Серапионом в честь архидиакона Стефана (память 2 августа). В метрической книге крёстным Стефана записан его старший брат Василий Серапионович [36]. Слаборождённый ребенок умер через 2 часа. Через три дня 7 августа 1914 года было совершено отпевание и погребение младенца Стефана и его матери – Агнии Ивановны Фаворской, умершей от родов в день рождения Стефана [37].

   Сравнение клировых росписей за разные годы дает весьма живую картину личности о. Серапиона. Так в 1910 году: Из казны содержания не получает. Из братской кружки 503 руб. 34 коп. и сборов на 35 руб. [18]. В 1915 году: Из казны содержания не получает. Из братской кружки 1312 руб 42 коп. % с капиталов причта 46 руб. 59 коп. Сборов на 50 руб. [19]. Несмотря на возросший в Яранске доход, о. Серапион, как и в Троицком, не обзавёлся недвижимым имуществом, довольствуясь всем только служебным. А ещё клировые росписи говорят, что в походах против неприятеля не был, судим не был, в отпусках за всё время служения не был ни разу, за штатом не был, поведения был весьма хорошего [19], хотя были у о. Серапиона и более яркие характеристики - поведения отличного [16].

   Итак, в конце лета 1914 года у отца Серапиона умирает любимая супруга Агния Ивановна Фаворская (8 ноября 1873 – †3 августа 1914). Видимо о. Серапиону после этого пришлось больше времени уделять семье, так как по причине этих семейных обстоятельств уже к началу 1915 года с него снимают все послушания, кроме настоятельства. А тем временем к Яранску неумолимо приближается время безбожного лихолетья.


Яранск. Успенская улица. Вдали по центру виден Троицкий храм.


Часть вторая. ИСПОВЕДНИЧЕСТВО: 1918-1925 ГОДЫ.


   Далеко от Яранска находится расположенный на берегах Невы город Святого Петра (Петроград как тогда говорили), но события в нём произошедшие пусть и не в тот же день, но всё равно мощной взрывной волной докатились до Вятской губернии. Всё началось с того, что в январе 1918 года советское правительство, которое тогда находилось в Петрограде, попыталось реквизировать помещения Александро-Невской Лавры. Подробно о тех трагических событиях, о массовом сопротивлении верующих богоборческим действиям Совнаркома можно прочитать у Михаила Шкаровского здесь.

   Первые антицерковные акции не остались без ответа Святейшего Патриарха. Они, а также становившаяся все более кровавой гражданская война явились причиной появления знаменитого Патриаршего воззвания от 19 января 1918 г. Воззвание было написано в тот же самый день, что и попытка осуществления вооружённого захвата Александро-Невской Лавры. Оно стало церковным ответом на эти богоборческие действия.

   Процитируем этот документ, опубликованный в «Официальных известиях по Вятской епархии» №5 от 11 февраля 1918г. [38, лист 13-14об.]. 11 февраля это старый стиль, так как декретом "О введении в Российской республике западноевропейского календаря" предписывалось следующий день после 31 января 1918 г. считать не 1-м, а 14-м февраля. Декрет был принят на заседании правительства 24 января (6 февраля) 1918 г. и подписан Лениным – «в целях установления в России одинакового почти со всеми культурными народами исчисления времени». То есть 11 февраля – это 24 февраля нового стиля.


 


Воззвание Святейшего Патриарха Московского и всея России Тихона.


Смиренный Тихон, Божиею Милостию Патриарх Московский и всея России, возлюбленным о Господе архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви Российской.


   «Да избавит нас Господь от настоящаго века лукаваго» (Гал. 1:4).


   Тяжкое время переживает ныне святая православная Церковь Христова в Русской земле: гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины, и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеять семена злобы, ненависти и братоубийственной брани.

   Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним: ежедневно доходят до нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чем неповинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли свой долг перед родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному. И все это совершается не только под покровом ночной темноты, но и вьявь при дневном свете, с неслыханною доселе дерзостию и беспощадной жестокостию, без всякого суда и с попранием всякого права и законности, – совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей отчизны: и в столицах, и на отдаленных окраинах (в Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и пр.).

   Все сие преисполняет сердце наше глубокою болезненною скорбию и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения и прещения по завету св. апостола: «согрешающих пред всеми обличай, да и прочии страх имут» (1 Тим. 5:20).

   Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это – поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей – загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной.

   Властию, данною нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви православной.

   Заклинаем и всех вас, верных чад православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: «измите злаго от вас самех» (1 Кор. 5:13).

   Гонение жесточайшее воздвигнуто и на святую Церковь Христову: благодатные таинства, освящающие рождение на свет человека, или благословляющие супружеский союз семьи христианской, открыто объявляются ненужными, излишними; святые храмы подвергаются или разрушению чрез расстрел из орудий смертоносных (святые соборы Кремля Московскаго), или ограблению и кощунственному оскорблению (часовня Спасителя в Петрограде); чтимые верующим народом обители святые (как Александро-Невская и Почаевская лавры) захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объявляются каким-то якобы народным достоянием; школы, содержавшиеся на средства Церкви православной и подготовлявшие пастырей Церкви и учителей веры, признаются излишними и обращаются или в училища безверия, или даже прямо в рассадники безнравственности. Имущества монастырей и церквей православных отбираются под предлогом, что это – народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законною волею самого народа... И, наконец, власть, обещавшая водворить на Руси право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие над всеми и в частности – над святою Церковью православной.

   Где же пределы этим издевательствам над Церковью Христовой? Как и чем можно остановить это наступление на нее врагов неистовых?

   Зовем всех вас, верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне святой Матери вашей.

   Враги Церкви захватывают власть над нею и ее достоянием силою смертоносного оружия, а вы противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной.

   А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами святого апостола: «Кто ны разлучит от любве Божия? Скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч?» (Рим. 8:35).

   А вы, братие архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в вашем духовном делании, с пламенной ревностию зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброю волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: «Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ей» (Мф.16:18).

   Тихон,

Патриарх Московский и всея России.

Января 19 дня 1918 г.


   Интересно, что Преосвященный Никандр, епископ Вятский и Слободской, на воззвании Патриарха Тихона поставил свою собственную резолюцию, то есть обнародование воззвания тогда само собой не подразумевалось. Вот текст этой резолюции, полученной Яранским благочинным священником Аркадием Вознесенским [38, лист 40-40об.]: «1918 г. 25 января о. благочинному г.Яранска. Распорядитесь, чтобы сие патриаршее послание было прочтено в храмах Божиих, чтобы православное население было оповещено о содержании сего. Принимайте меры к оповещению православного населения, что на их святую веру воздвигнуто гонение, открытое декретом об отделении церкви от государства. Собирайте духовенство, мирян, обсудите и решите, что можете предпринять к защите святых храмов и его святынь, когда, в силу декрета, явятся кощунники к овладению ими и всем церковным имуществом. Действуйте мужественно. Настало время нашего исповедничества за Христа. Господь да подкрепит и да хранит всех вас. Е. Никандр».



Преосвященный Никандр (Феноменов),

епископ Вятский и Слободской. 

   В тот же самый день (день наложения резолюции епископом Никандром) 25 января 1918 года Поместный Собор издал «Соборное постановление по поводу декрета совета народных комиссаров об отделении Церкви от государства». Декрет этот (смотри здесь) был принят Совнаркомом Российской Республики 20 января 1918 года и вступил в силу 23 января того же года, в день официальной публикации.

   А вот полный текст Распоряжения Всероссийского Поместного Церковного Собора [38, лист 14об.-16]:

 

Соборное постановление по поводу декрета совета народных комиссаров об отделении Церкви от Государства.

 

   В переживаемые Россией дни скорби и смуты народной со всех концов земли Русской приходят вести о неслыханных насилиях, причиняемых Церкви отдельными общественными организациями и лицами, ныне стоящими у власти.

   Дело не ограничивается отдельными случаями захвата, кощунства, издевательства над пастырями, их ареста и даже убийства. Лица, власть имущие, дерзновенно покушаются на самое существование Православной Церкви. Во исполнение этого сатанинского умысла ныне советом народных комиссаров издан декрет об отделении Церкви от Государства, коим узаконяется открытое гонение, как против Церкви Православной, так и против всех религиозных обществ христианских и нехристианских. Не гнушаясь обманом, враги Христовы лицемерно надевают на себя личину ревнителей полной религиозной свободы.

   Приветствуя всякое действительное расширение свободы совести, Собор то же время указывает, что действием упомянутого декрета свобода Церкви Православной, а равно и свобода всех вообще религиозных союзов и общин превращается в ничто.

   Под предлогом «отделения Церкви от Государства совет народных комиссаров пытается сделать невозможным самое существование церквей, церковных учреждений и духовенства.

   Под видом отобрания церковных имуществ упомянутый декрет стремится уничтожить самую возможность церковного богопочитания и богослужения.

   Он провозглашает, что «никакие церковно-религиозные общества не имеют права владеть собственностью». Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ являются согласно декрету, народным достоянием. Тем самым православные храмы и монастырские обители, где покоятся почитаемые всеми православными мощи святых, становятся общей собственностью всех граждан без различия вероисповедания христиан, евреев, магометан и язычников. Самые священные предметы, предназначенные для богослужения, святой крест, святое евангелие, священные сосуды, святые чудотворные иконы поступают в распоряжение государственной власти, которая может либо передать, либо не передать этих предметов церквам для пользования.

   Пусть же поймет православный народ, что его хотят лишить храмов Божиих с их святынями. Раз уничтожается всякая собственность Церкви, нельзя и пожертвовать чего либо в её пользу, ибо всё пожертвованное по замыслу декрета у неё отнимается. Содержание монастырей, церквей и духовенства становится тем самым невозможным.

   Но этого мало. Вследствие отобрания типографии стесняется самая возможность самостоятельного издания Церковью святого евангелия, всех вообще священных и богослужебных книг в должной чистоте и неповрежденности.

   Рядом с этим декрет посягает и на пастырей Церкви. Объявляя, что никто не может, ссылаясь на свои религиозные воззрения, уклоняться от своих гражданских обязанностей, он тем самым обрекает их к несению воинской повинности, воспрещенной им 83 правилом Свв. Апостол. Вместе с сим служители алтаря отстраняются от воспитания народа. Самое преподавание Закона Божия в школах не только государственных, но и частных не допускается, тем самым все духовно-учебные заведения обрекаются на закрытие. Церкви пресекается самая возможность воспитывать пастырей.

   Объявляя, что «действия государственных или иных государственно-правовых и общественных установлений не сопровождаются никакими религиозными обрядами или церемониями», декрет тем самым кощунственно разрывает связь государства с какой бы то ни было святыней веры.

   На основании всего вышеизложенного Священный Собор постановляет:

   1) Изданный советом народных комиссаров декрет об отделении Церкви от Государства представляет собою, под видом закона о свободе совести, злостное покушение на весь строй жизни Православной Церкви и акт открытого против неё гонения.

   2) Всякое участие как в издании сего враждебного Церкви узаконения, так и в попытках провести его в жизнь несовместимо с принадлежностью к Православной Церкви и навлекает на виновных лиц православного исповедания тягчайшие церковные кары вплоть до отлучения от Церкви (в последование 73 правилу Св. Апостол и 13 правилу 7-го Вселенского Собора).

   Памятуя о молитвах святых подвижников, коими неоднократно в дни тяжких испытаний народных спасалась Россия, Собор призывает весь народ православный ныне, как и встарь, сплотиться вокруг храмов и монастырских обителей для защиты попираемой святыни. Терпят поругание и пастыри и овцы стада Христова, но Бог поругаем не бывает. Да совершится же праведный суд Божий над дерзновенными хулителями и гонителями Церкви. И пусть помнят все верные сыны её: нам приходится вести борьбу против темных деяний сынов погибели за всё то, что нам православным и русским дорого и свято, за всё то, без чего и самая жизнь не может иметь для нас цены.


   Как уже говорилось, Патриаршее воззвание было опубликовано в «Официальных известиях по Вятской епархии» №5 от 11 февраля (24 февраля нового стиля) 1918 года, в том же номере было обнародовано и Соборное постановление [38, лист 14об.-16].

   День публикации, 11 февраля 1918 года, был днём воскресным. В следующий воскресный день 18 февраля (3 марта) 1918 года, в день памяти Святителя Льва, папы Римского, настоятель Троицкого храма города Яранска священник Серапион Фаворский довёл до прихожан храма содержание этого Соборного постановления.

   Согласно утверждению клирика того же Троицкого храма благочинного священника Аркадия Вознесенского Патриаршее воззвание о. Серапионом было прочитано прихожанам ранее 18 февраля (3 марта) 1918 года [38, лист 41].

   На следующий день после прочтения Соборного постановления и произнесения своей воскресной проповеди, в понедельник 19 февраля (4 марта нового стиля) о. Серапион был арестован советской властью. На о. Серапионе Фаворском в полной мере исполнились пророческие слова Вятского Преосвященного: «Настало время нашего исповедничества за Христа» [38, лист 40-40об.].

   Вятский Преосвященный Никандр (Феноменов) скончается 3 марта 1933 года в Ташкенте, неся послушание Матери Церкви в сане митрополита Ташкентского и Туркестанского. Всегда в веках будет звучать его архипастырский стихотворный призыв (смотри «Вводные лекции по катехизису», Сергиев Посад, 2007 г.), адресованный истинным пастырям Церкви Христовой:

 

Пусть ноги устали, болит твоя грудь,

И спину ты можешь едва разогнуть,

И пусть бы хотелось тебе отдохнуть, -

Работы так много еще впереди:

Иди и буди!

Иди и буди ты уснувших людей,

Скажи им, что враг среди Божьих полей,

Их хочет засеять травою своей...

Когда лишь разбудишь, тогда отойди, -

Иди и буди!

Иди и буди равнодушных людей,

Глаголом их жги вдохновенных речей,

Зови их к подножью святых Алтарей

Буди равнодушных, их сна не щади, -

Иди и буди!

Пока еще враг дожидает зари,

Пока не погасли совсем Алтари,

Пока не свалился, - иди, говори, -

Работы так много еще впереди:

Иди и буди!

 

   Итак, «4 марта сего года по предписанию Военно-Революционного Штаба города Яранска [по делу 3 марта] были арестованы и препровождены в распоряжение Вятского Военно-Революционного Трибунала следующие лица: 1) Кириллов, 2) Жуков, 3) Вифанская, 4) свящ. Фаворский, 5) Н.А. Быстренин и 6) Г.А. Быстренин» [38, лист 2].

   В вину им инкриминировалось, то что «В городе Яранске 3 марта сего года имело место открытое выступление контрреволюционных элементов со стороны духовенства, купечества поддержанное темными элементами деревни. Всё движение произошло на религиозной почве. С церковных амвонов был пущен слух, что Советская власть намерена подвергнуть гонению православную церковь, снять и обобрать все украшения из церквей. Слух этот распространялся путём агитации по деревням, путём разбрасывания воззваний, путём расклейки прокламаций и прочие. В конце концов, он был пущен и с высоты церковного амвона.

   Подобные слухи возымели своё действие на религиозные чувства крестьянства. Осмелившийся один из прихожан подать реплику в ответ завравшемуся батюшке был до полусмерти избит разъярённой толпой находившейся под непосредственным влиянием произнесённой проповеди относительно осквернений и поруганий храмов Божиих. Одновременно с этим был поднят колокольный набат. Собралась толпа, в которой и дали волю все агитаторы реакционеры, агитируя против Советской власти.

   Толпа всё время себя держала нервно возбуждённо.

   На этом дело не кончилось. На другой день были посланы гонцы по деревням, дабы передать там об ограблении церкви, как случившиеся факты, с призывом восстать против Советской власти. Деревню наводнили летучками провокационного содержания. Расклеили листки, в которых фигурировали всё те же церкви.

   Опасаясь эксцесса, или погромов Совет Крестьянских Депутатов вынужден был принять репрессивные меры.

   Замеченные лица в агитации арестованы и препровождаются в распоряжение Революционного Трибунала Вятского Губернского Исполнительного Комитета. Оставлять их в Яранске Совет не находил и не находит возможным, так как благодаря их дальнейшей деятельности возможны эксцессы и даже погромы.

   Из арестованных лиц препровождаются:

   1) Священник Серапион Фаворский, устроивший после литургии в церкви Святой Троицы спор, на котором после прочтения декрета об отделении церкви от государства произнёс провокационную проповедь, о готовящемся походе на церковные имущества и украшения, в результате которой и был избит, подававший ему реплики прихожанин.

   2) Н.А. Быстренин – церковный староста той же церкви, выступивший в духе священника. Остальные: Л.М. Вифанская, И.Д. Жуков, Г.А. Быстренин и И. Кириллов возбуждали толпу на улице.

   Эти лица неоднократно агитировали во всех случаях скопления народа и Яранский Совет Крестьянских, Рабочих и Солдатских Депутатов находит всех перечисленных лиц явными контрреволюционерами.

   В городе наблюдается нервное возбуждение, город объявлен на осадном положении и образован чрезвычайный Революционный Штаб» [38, лист 3].

   Выше процитированный документ это рапорт председателя военно-революционного штаба города Яранска Дербенева в Вятский революционный трибунал. Интересно, что тогда товарищ Дербенев был ещё и председателем Яранского военно-революционного трибунала [38, лист 31]. Так что не совсем понятно, зачем это дело было передано в Вятку, если в Яранске были и свой трибунал, и своя следственная комиссия. 


Троицкая площадь города Яранска.

   7(20) сентября 1918 года на последнем 170-ом деянии Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 годов среди других страшных подробностей, был зачитан и рапорт о. Серапиона на имя Преосвященного Никандра (Феноменова), епископа Вятского и Слободского. Процитируем этот рапорт точнее выдержку из него по изданию Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета:

   «Вот что пишет в рапорте преосвященному Вятскому настоятель Троицкой церкви гор. Яранска священник Серапион Фаворский, арестованный за прочтение послания святейшего Патриарха, и препровожденный вместе с церковным старостою Н. А. Быстрениным и другими арестованными сначала в Котельническую тюрьму, а потом в гор. Вятку. «Привели нас в тюремную (в Котельниче) контору, предложили находившимся в ней тюремным чинам и письмоводительнице уйти куда-нибудь из конторы, а каждого из нас стали допрашивать, за что мы арестованы. Быстро спросили всех, велели мне снять с себя верхнюю рясу, оставили в конторе старосту Н. А. Быстренина и члена Яранского совета Д. И. Брагина, а остальным арестованным и красногвардейцам приказали выйти за двери в коридор. Как только последние вышли, подошли ко мне трое из летучего отряда, одетые в кожаные куртки, и я получил сильный удар по плечам; хотя покачнулся, но устоял на ногах; следующий удар свалил меня с ног; хочу подняться, но тут стали наносить мне удары и по голове, и по спине, и по бокам; били кулаками, топтали каблуками, пинали коленами, так что я от каждого пинка двигался по полу в разных направлениях; наконец, стали наносить кулаками и носками сапог удары под ребра, что вызвало сильную боль. Я кричал от боли, но бившие запрещали мне кричать. Вдруг, слышу один из бивших поспешно говорит другому: “Что ты, что ты оставь. Как можно?”, а потом ко мне: “Вставай!” Я поднялся на ноги, но не мог устоять и свалился на пол. Опять мне говорят: “Вставай, а то еще зададим тебе”. Я поднялся, но так как от сильного головокружения стоять на ногах не мог, то лег туловищем на стол и обхватил последний руками. В глазах кружилось все: и пол, и потолок. Отдышался немного и сел на стул. Бившие меня подошли к старосте, ударили раз, староста устоял, ударили второй раз, староста только покачнулся. “Здоров, собака”, сказал [кто-]то и схватил его за горло обеими руками и повалил его на пол. Началось избиение старосты. Страшно было смотреть, я отвернулся. От боли он кричал. Не знаю долго ли продолжалось избиение. Только появившаяся на полу у головы старосты лужа крови заставила избивавших остановиться. Велели ему встать, стали между собою говорить, что нужно убрать кровь с пола. Позвали старшего надзирателя и просили дать им что-либо вытереть кровь. Под рукою ничего не было, и вытащили они из под письменного стола ковер и им вытерли кровь…» (Вестник ПСТГУ, II: История. История Русской Православной Церкви. 2009. Вып. II:1 (30). С. 37–72).


   Начальником тюрьмы в Котельниче тогда был член Котельнического исполнительного комитета Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов товарищ Овчарук.

   Интересно, что вышеописанное насилие над о. Серапионом и Н.А. Быстрениным ещё тогда послужило одним из многочисленных поводов к аресту товарища Овчарука. В газете «Земля и труд», печатном органе Котельнического исполнительного комитета Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, №9 от 14 (1-го по старому стилю) апреля 1918 года приведён протокол заседания Котельнического исполнительного комитета Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов №74 от 4 апреля 1918 года [38, лист 48об.-49]. Среди прочего в нём написано: «Тов. Махнев указывает на недопустительность действий тов. Овчарука, когда он заходил в тюрьму и бил там арестованных, которые истекали кровью после таких побоев, и приказывал бессознательным солдатам тоже бить и что часть ими была выполнена. <…> Тов. Мисуно указывает, что он участвовал при допросе Следственной Комиссией в тюрьме, где старший надзиратель говорит как тов. Овчарук производил избиение священника и церковного старосты и указывал, что после избиения солдатами и матросами, были найдены лужи крови и после избиения приказали им умыться и тогда же отправили в город Вятку. В гор. Вятке их в скором времени выпустили из тюрьмы, за не достатком свидетельских показаний. <…> Тов. Иовлев указывает, что он совместно с тов. Овчаруком ходил в тюрьму для высылки арестованных на работу, где в то время находился Яранский священник и церковный староста и слышал, как тов. Овчарук говорил находящимся там солдатам, чтобы они дали хорошие массаже священнику и церковному старосте. Тов. Лобовиков указывает, что такому человеку, как тов. Овчарук нет места в Исполнительном Комитете, и предлагает немедленно отправить его в г. Вятку».

   Сейчас трудно сказать, сколько дней о. Серапион провёл в Котельнической тюрьме, но 9 марта нового стиля 1918 года он предстал перед следственной комиссией Вятского трибунала. Следственная комиссия тем же числом завела дело №155 «О священнике Серапионе Андрееве Фаворском и церковном старосте той же церкви Николае Андрееве Быстренине, обвиняемых в контрреволюционной деятельности» [38, лист 6].

   В качестве свидетеля следственная комиссия Вятского трибунала допрашивала члена Яранского исполнительного комитета совета рабочих и солдатских депутатов Дмитрия Ивановича Брагина: «Звать меня Дмитрий Иванов Брагин, имею от роду 54 года, православный, гражданин Троицкой волости Яранского уезда, дер. Шапталиной. 3 марта после обедни священник Троицкой церкви города Яранска Серапион Андреев Фаворский присутствовавших в церкви граждан пригласил поближе к амвону и прочитал им воззвание Патриарха Московского Тихона от 19 января 1918 года. После прочтения воззвания Фаворский обратился к гражданам с следующими словами: «что мне нужно делать с тёмной массой, которая стоит у власти и разграбляет церкви, она уже в Петрограде разграбила две церкви, в городе Вятке тоже обобрали одну церковь; в церквах они обирают с Евангелий серебро и золото, с святых икон ризы». Призвал граждан помочь оборониться от тёмной массы, после чего послышались возгласы: поможем, не дадим грабить церкви. После этого Фаворский сказал, что если не дадите, то поднимите руки и провёл в церкви голосование» [38, лист 7].

   9 марта кроме Брагина никого более не допрашивали: «Следственная Комиссия Вятского Революционного Трибунала, принимая во внимание, что граждане священник Троицкой церкви города Яранска Серапион Андреевич Фаворский и церковный староста той же церкви Николай Андреевич Быстренин обвиняются в контрреволюционной деятельности постановила: означенных граждан Фаворского и Быстренина, впредь до суда, заключить под стражу в Вятскую Губернскую Тюрьму, о чём и объявить им» [38, лист 7об.].

   В тот же день арестованные были препровождены в Вятскую губернскую тюрьму, начальник которой получил предписание №406 от 9 марта 1918 года на их содержание под стражей [38, лист 7об.].


Вятская губернская тюрьма.

   Через день 11 марта (26 февраля старого стиля) 1918 года состоялось собрание Вятского градского духовенства, примечательно, что в городе Вятке тогда служил брат о. Серапиона – о. Николай Фаворский. На собрании было принято решение просить Вятскую Духовную Консисторию взять на поруки содержащихся под стражей в Вятской губернской тюрьме священников С. Фаворского и Мальгинова, а так же старосту Н. Быстренина.

   В тот же день 11 марта Вятская Духовная Консистория обратилась с просьбой в следственную комиссию Вятского революционного трибунала отпустить священников С. Фаворского, Мальгинова и старосту Н. Быстренина, поручившись за них в том, что от суда и следствия они уклоняться не будут [38, лист 32-32об.].

   В тот же день 11 марта следственная комиссия Вятского революционного трибунала, рассмотрев ходатайство Духовной Консистории, постановила освободить священника С. Фаворского и церковного старосту Н. Быстренина из Вятской губернской тюрьмы и расследование передать в следственную комиссию при Яранском революционном трибунале. Тогда же 11 марта об освобождении было сообщено начальнику Вятской губернской тюрьмы [38, лист 33-33об.].

   В заголовке следственного дела №155 «О священнике Серапионе Андрееве Фаворском и церковном старосте той же церкви Николае Андрееве Быстренине» было сделано существенное исправление: слова «обвиняемых в контрреволюционной деятельности» были заменены на «обвиняемых в агитации против власти Советов с церковного амвона и нанесении побоев члену комитета Брагину» [38, лист 6]. Именно с таким исправленным заголовком, то есть с изменением статьи обвинения, дело №155 было передано в Яранскую следственную комиссию [38, лист 5].

   14 марта 1918 года Николаю Быстренину было выдано удостоверение №530 в том, что он «имеет право на беспрепятственный проезд вместо приписки в распоряжение Следственной Комиссии Яранского Революционного Трибунала» [38, лист 1].

   Примечательно, что такое же удостоверение на проезд за №531 о. Серапион получил только через две с половиной недели, то есть 2 апреля 1918 года [38, лист 9]. Почему Н. Быстренина освободили раньше, а его позже?

   В семье протоиерея Иоанна Серапионовича Фаворского, сына того о. Серапиона, которому посвящено это повествование, сохранился устный рассказ о том, что о. Серапион умер не от туберкулёза, как написано в его свидетельстве о смерти, а по причине того, что отказали отбитые в советской тюрьме почки. В тюремном заключение о. Серапиона били не чем-то иным, а сельскохозяйственными инструментами для ручного обмолота зерна – цепами (именно во множественном числе, то есть цепов было минимум два).

   Это могло быть в Котельнической тюрьме в этот самый арест, а может быть, и то, что таких арестов вообще было несколько. Но если именно побои в Котельнической тюрьме привели к такой серьёзной физической травме, то можно предположить, что в Вятке о. Серапион задержался не где-то, а в тюремном лазарете.

   22 марта (по новому стилю) 1918 года Яранская следственная комиссия при революционном трибунале начала своё следствие по распоряжению комиссии Вятской, но в Яранске обвинение к о. Серапиону было предъявлено прежнее «контрреволюционное выступление» [38, обложка].

   5 апреля (по новому стилю) 1918 года в 9 часов утра о. Серапиону, вернувшемуся в Яранск из Вятской тюрьмы, была вручена повестка, предписывавшая прибыть в здание бывшего Уездного суда на заседание следственной комиссии при Яранском военно-революционном трибунале [38, лист 10].


Троицкий храм города Яранска. Вид со стороны реки Ярань.

   На этом единственном запротоколированном допросе о. Серапиона, он показал следующее: «Я слышал, в чём меня обвиняют, и виновным себя не признаю. 3 марта сего года в воскресенье после богослужения мною было действительно прочитано Распоряжение Всероссийского церковного собора по поводу декрета Совета народных Комиссаров об отделении церкви от Государства, что же касается воззвания Святейшего Патриарха Московского и всея России Тихона от 19 января сего года, то таковое не было мною прочитано. Распоряжения церковного собора мною были прочитаны без прибавления своих слов, при прочтении сих распоряжений я не обращался к гражданам со словами, «что мне нужно делать с тёмной массой, которая стоит у власти и разграбляет церкви, она уже в Петрограде разграбила две церкви, в городе Вятке тоже обтратила (?) одну церковь, в церквах они обирают с Евангелий серебро и золото с Святых икон ризы». И не призывал последних помочь оборониться от тёмной массы. Мною было сказано о закрытии дворцовой церкви в городе Гатчина и о разграблении в два приёма большого собора Зимнего дворца в Петрограде, так же о закрытии церкви в Аничковском дворце. Затем я говорил «что никакого стеснения со стороны местной Советской власти мы не видели, возможно, что и впредь не увидим, но в силу резолюции Преосвященного Никандра мы должны обсудить вопрос как быть, если явятся кощунники к овладению святым храмом и его имуществом; что явится, за церковным серебром могут не лица власть имеющие, а совершенно посторонние лица, хулиганы в солдатской шинели, и если явятся подобные лица, то, что в этом случае нам делать?» Прихожане на это отвечали, «что таким лицам выдавать не следует» - просили известить об этом их набатным звоном. Относительно голосования поднятием рук, такового я не производил; руки были подняты самими прихожанами в знак того, что тёмным личностям церковное имущество не выдадут и подсчёт поднятием рук я не делал. Вышеозначенное постановление собора я должен был объявить прихожанам в силу резолюции Преосвященного Никандра от 25 января 1918 года по старому стилю, находящейся вместе с указом у благочинного о. Аркадия Вознесенского» [38, лист 19].

   Надо признать некую нестыковку с тем, что о. Серапион ссылается на резолюцию епископа Никандра донести до прихожан Воззвание Патриарха, а сам зачитывает Соборное постановление. Ведь эта резолюция Преосвященного говорит: «чтобы сие патриаршее послание было прочтено в храмах Божиих, чтобы православное население было оповещено о содержании сего». Поэтому складывается впечатление, что о. Серапион эту резолюцию вообще не видел, а информацию, что нужно было донести до прихожан, почерпнул со слов благочинного священника Аркадия Вознесенского, который утверждал, что само Патриаршее воззвание о. Серапионом было прочитано прихожанам ранее [38, лист 41]. В 170-ом деянии Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 годов говорится о том, что о. Серапион пострадал именно за прочтение Патриаршего послания. Но, так или иначе, но о. Серапион пострадал от безбожников за попытку воплотить в жизнь слова Святейшего Тихона из этого воззвания. Вот они эти замечательные слова: «с пламенной ревностию зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброю волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления».

   Интересно, что в Яранской следственной комиссии у обвиняемых о. Серапиона и Николая Быстренина был защитник Кононов, который настоял на опросе свидетелей, из которых на заседании 5 апреля никого не было.

   16 апреля (по новому стилю) 1918 года о. Серапиона снова вызывали на допрос, на котором Яранской следственной комиссией были допрошены указанные защитой обвиняемых свидетели. «В виду того, что в деянии нет ничего контрреволюционного» правозащитник Елабужский просил дознание прекратить. Тогда было вынесено следующее постановление: «Яранская Чрезвычайная Следственная Комиссия при Военно-революционном Трибунале, выслушав объяснения сторон и показания свидетелей и признавая справедливым предать обвиняемых суду Военно-революционного Трибунала, постановила: обвиняемых священника о. Серапиона Фаворского и прихожанина Николая Андреевича Быстренина предать суду Военно-революционного Трибунала. Меру пресечения оставить прежнюю и дело передать в Трибунал» [38, лист 44об.].


О. Серапион Фаворский.

Фрагмент групповой фотографии 1916 года.

   13 мая (по новому стилю) 1918 года состоялось открытое заседание Яранского революционного трибунала. «Разбирали дело о гражданах Н.А.Быстренине и священнике о.Серапионе Фаворском, обвиняемых в контрреволюционных выступлениях.

   К разбору дела явились: обвиняемые Быстренин и Фаворский. Свидетелей не вызывалось.

   После оглашения следственного материала и всех данных, имеющихся в деле, выступивший в качестве обвинителя гражданин Шаров обвинение поддерживал.

   Спрошенные обвиняемые Фаворский и Быстренин объяснили, что виновными себя не признают и просили допустить к защите их интересов правозаступника Елабужского.

   Правозаступник Елабужский просит об оправдании его подзащитных Фаворского и Быстренина.

   В последнем слове, представленном обвиняемым, последние ответили, что они [считают себя] не виновными.

   ПРИГОВОР. 1918 года мая 13 дня. Яранский Революционный Трибунал, разсмотрев дело о гражданах Быстренине и Фаворском нашёл, что предъявленное к ним обвинение по настоящему делу ни чем не доказано и следствием не установлено их контрреволюционное выступление против Советской власти, а потому и руководствуясь Инструкциями Революционному Трибуналу и революционною совестью, ПРИГОВОРИЛ: граждан города Яранска Николая Андреевича Быстренина и священника о.Серапиона Фаворского по суду Революционного Трибунала считать оправданными, принятую в отношении их меру пресечения способов уклоняться от суда и следствия отменить и считать их свободными.

   Об отмене меры пресечения сообщить Вятской Духовной Консистории» [38, лист 51-52об.].

   Обращает на себя внимание смена председателей Трибунала города Яранска – Дербенев был заменён на товарища И.В. Шевнина. Может быть, товарищ Дербенев разделил судьбу слишком кровожадного товарища Овчарука, через тюрьму которого прокатил Яранских заключённых нарочно ради «массажа».

   Если у о. Серапиона это был один единственный вышеописанный арест, то с 1918 года он мучился с отбитыми почками все восемь лет до своей кончины 19 июня 1925 года. Скончался о. Серапион в Яранске дома.

   В деле на агронома Ивана Серапионовича Фаворского имеется анкета от 12 февраля 1925 года с вопросами о роде занятий и имущественном положении его родителей до 1914 года, с 1914 года по февраль 1917 года, с февраля 1917 года по Октябрьскую революцию, с Октябрьской революции по настоящее время [39]. Во всех пунктах этой советской анкеты Иваном Серапионовичем, несмотря на возможные нежелательные для него самого последствия, было указано, что о.Серапион всё равно, несмотря ни на какие трудности и испытания, остался верным «служителем культа» Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.



Раскрашенная фотография о. Серапиона,

висевшая над письменным столом его сына

протоиерея Иоанна Фаворского.


ПОСЛЕСЛОВИЕ.


   В 1996 году в свет вышла книга Льва Дёмина «ПОРУШЕННЫЕ СВЯТЫНИ», Москва, Издательство Альфа и Омега. В ней нашлось несколько добрых слов и об протоиерее Серапионе: «Ещё в предреволюционные годы большим авторитетом во всей округе пользовался новотроицкий священник, протоиерей о. Серапион Фаворский. По отзывам людей, помнивших его, это был человек высокой интеллигентности и эрудиции. На деньги, собранные прихожанами, он построил фундаментальную кирпичную школу. Двухэтажное здание стоит и сейчас. Новотроицкое, большое торговое село, было тогда волостным центром. Имелась в нем своя, хотя и немногочисленная интеллигенция. Она группировалась вокруг священника, часто собираясь в его доме. Это были учителя, врач, волостной писарь Хаустов и его сыновья-студенты. Благодаря стараниям этих людей в селе была создана неплохая земская библиотека, ставились любительские спектакли. Новотроицкое становится центром местной культурной жизни. Из окружения Фаворского вышло немало достойных представителей русской интеллигенции. Все дети многодетного Хаустова получили высшее образование. Среди них были геологи, учителя, агрономы. А внук новотроицкого пúсаря, неплохо складывавшего песни и сказки в стихах, Леонид Иванович стал известным советским поэтом. Сын самого о. Серапиона Сергей Серапионович, близкий друг нашей семьи, получил медицинское образование и стал известным в Ленинграде врачом-гомеопатом, а внук — Михаил Сергеевич — доцент Ленинградского медицинского института, автор учебника по эпидемическим заболеваниям. Все эти люди — добрый след, оставленный на земле новотроицким пастырем. Незадолго до революции о. Серапиона перевели в уездный город, к великой скорби его прихожан. Умер он, кажется, своей смертью».

 

   О. Серапион умирал дома в Яранске. Умирал долго и мучительно, у него были отбиты в советской тюрьме почки. В советском свидетельстве о смерти был поставлен диагноз туберкулёз. Был ли туберкулёз удобным во всех отношениях диагнозом или о. Серапион на самом деле им болел, и эти две болезни просто помогли друг другу свести протоиерея в могилу, сейчас сказать трудно. Но так или иначе, но перед смертью о. Серапион получал врачебную помощь от своего сына Сергея, выпускника Петроградской Военно-медицинской академии. Какими именно лекарствами лечил сын отца? Какие лекарства были тогда доступны в советском Яранске? Какие лекарства смог привести с собой Сергей Серапионович, известный впоследствии врач гомеопат? Не тогда ли Сергей Серпионович стал практиковать гомеопатию? Вряд ли мы узнаем ответы на эти вопросы сейчас.

   Лечение не приносило положительных результатов. Боли становились всё сильнее и надежды на выздоровление уже никакой не было. Но Сергей Серапионович всё равно продолжал поддерживать жизнь в умирающем теле отца. О. Серапион понимал, что вылечить его уже не реально и попросил сына: «Серёжа! Отпусти меня». Отмена лечения повлекла за собой кончину, произошедшую 19 июня 1925 года.

   О чём думал тогда протоиерей Серапион, стоя на пороге вечности? О нестерпимой боли? Но отмена лечения, которую он попросил, только увеличивает страдания пациента. О страданиях сына от невозможности его вылечить? Или о том, что он прошёл свой жизненный путь, сохранив веру и исполнив заповеди Божии? «Подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох» (2Тим.4:7).

   Протоиерей Серапион Андреевич Фаворский был погребён рядом с родными могилами матушки Агнии Ивановны и сына Стефана. Захоронения видимо были на Яранском городском кладбище. Со смертью отца уже ничто не связывало детей о. Серапиона с советским Яранском – все они тогда разъехались по разным местам советской России.

   По прошествии многих лет, Иван Серапионович (будущий протоиерей) посетил могилы родителей, среди древесной трухи от сгнивших могильных крестов подобрал иконочки, те, что были когда-то на этих крестах. Могилы о. Серапиона и матушки Агнии сейчас безвозвратно скрыты от нас неумолимым временем.


ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ДОКУМЕНТЫ.



  1. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.367, л. 580об. - 581 свящ. Андрей Иоаннов Фаворский, 1900.
  2. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.343, л. 379об. - 380 свящ. Андрей Иоаннов Фаворский.
  3. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.343, л. 381об. - 382 зашт. свящ. Иоанн Семенов Фаворский.
  4. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.324, л. 109об. – 110, №36 от 18.04.1904, смерть свящ. Андрея Иоаннова.
  5. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.348, л. 463об. - 464, смерть свящ. Иоанн Семенов и настоятельство Андрея Иоаннова Фаворских.
  6. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.348, л. 457об. - 458, свящ. Андрей Иоаннов, Серапион 1 класс.
  7. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.356, л. 607об. - 608, свящ. Андрей Иоаннов, Серапион 6 класс.
  8. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1835, л. 077об. - 078 №99 от 26.04.1892, брак Серапиона и Агнии.
  9. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.659, л. 354об. – 355, 355об., свящ. Серапион Андреев, 1895.
  10. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.659, л. 348, 348об. – 349, описание храма 1895.
  11. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.659, л. 358об.-359, вдова Александра Иоанновна Юферева, 1895.
  12. ГАКО, Ф.237, Оп.195, Д.1076, л.171, смерть Юферева.
  13. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.664, л. 780об.-781, 781об. - 782, свящ. Серапион Андреев, 1890.
  14. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.664, л. 784об.-785, вдова Александра Иоаннова Юферева.
  15. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.664, л.773об., описание храма 1900.
  16. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.669, л. 800об.-801, свящ. Серапион Андреев, 1905.
  17. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.669, л.796об., описание храма 1905.
  18. ГАКО, Ф.237, Оп.70, Д.674, л. 939об.-940, 940об.-941, 941об.-942, свящ. Серапион Андреевич, 1910.
  19. ГАКО, сканы клировой росписи Троицкой церкви г. Яранска за 1915. Файл PDF можно посмотреть здесь.
  20. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1835, л. 151об.-152, №99 от 08.05.1893, р. Елены.
  21. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1835, л. 223об.-224, №46 от 08.05.1893, смерть Елены.
  22. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1836, л. 039об.-040, №163 от 16.08.1894, р. Сергея.
  23. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1836, л. 174об.-175, №196 от 26.09.1895, р. Николая.
  24. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1837, л. 059об.-060, №198 от 22.12.1896, р. Василия.
  25. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1838, л. 028об.-029, №85 от 19.06.1898, р. Марии.
  26. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1839, л. 050об.-051, №185 от 31.10.1899, р. Михаила.
  27. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1840, л. 130об.-131, №86 от 26.04.1901, р. Иоанна.
  28. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1841, л. 008об.-009, №146 от 04.07.1902, р. Веры.
  29. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1842, л. 183об.-184, №119 от 28.08.1905, р. Надежды.
  30. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1843, л. 187об.-188, №35 от 28.03.1907, р. Александры.
  31. ГАКО, Ф.237, Оп.227, Д.1844, л. 089об.-090, №10 от 02.03.1908, смерть Александры.
  32. ГАКО, Ф.215, Оп.1, Д.1691, л. 033, №22 от 21.02.1871, р. Серапиона Андреевича.
  33. ГАКО, Ф.215, Оп.1, Д.1691, л.106 – 107, Копия Свидетельства С. А. Фаворского.
  34. ГАКО, Ф.215, Оп.1, Д.1569, л. 026об., 1 кл. отд. 1 № 48 Фаворский Серапион.
  35. ГАКО, Ф.25, Оп.1, Д.1651, л. 001 – 010, дело врачей.
  36. ГАКО, Ф.237, Оп.226, Д.1946, л. 264об. - 265, №108 от 03.03.1914 р. Стефана.
  37. ГАКО, Ф.237, Оп.226, Д.1946, л. 374об. - 375, №73 и №79 от 03.08.1914 смерть Стефана и Агнии Ивановны.
  38. ГАКО, Ф.Р-1322, Оп.1а, Д.67, Дело Вятского губревтрибунала. Файл PDF можно посмотреть здесь.
  39. ЦГА Удмуртской АССР, Ф. Р-117, Оп. 2, Д. 531, лист 7, И.С.Фаворский.


 

     P.S.: Я выражаю сугубую благодарность своему троюродному брату С. Решетникову и вятскому краеведу С. Шишкину, без работы которых в Вятских архивах не мог бы быть мною написан этот рассказ, выражаю особую признательность Г. Соколовой, поднявшей тему о. Серапиона на страницах своего блога http://foto-progulki.ru/, благодаря чему и состоялось наше общее знакомство.

 

іерей Μ.Θаворскій.